Главная Банки и деньги Создание коммерческих банков, заговор банкиров, формирование каркаса банковской системы россии



Создание коммерческих банков, заговор банкиров, формирование каркаса банковской системы россии
05.12.12 14:04
Создание коммерческих банков, заговор банкиров, формирование каркаса банковской системы россии

На фоне идеологической дискуссии о социалистической демократии и пределах радикальной экономической реформы в СССР стали создаваться первые негосударственные банки — кооперативные и акционерные (паевые). Первое в советском законодательстве упоминание о коммерческих банках, как о возможной правовой форме создания кредитных организаций, содержалось в законе "О кооперации в СССР", принятом Верховным Советом СССР 26 мая 1988 года. В пункте пятом ст. 23 закона говорилось, что "союзы (объединения) кооперативов имеют право создавать хозрасчетные отраслевые или территориальные кооперативные банки". В качестве кооперативного банка рассматривалось кредитное учреждение, которое "на демократических принципах обеспечивает денежными средствами развитие кооператива, производит расчетно-кассовое обслуживание, представляет его интересы в хозяйственных и финансовых органах". Кооперативные банки имели право проводить операции с ценными бумагами кооперативов, участвовать своими средствами в их хозяйственной деятельности. Их ресурсами могли быть денежные средства кооперативов, других предприятий и организаций, граждан, а также займы государственных спецбанков.

В соответствии с Положением об акционерных обществах, утвержденном Постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. N 590, и "Положением об акционерных обществах", утвержденном постановлением Совета Министров РСФСР от 23 декабря 1990 года N 601, возникла правовая основа для учреждения в числе прочих хозяйствующих субъектов акционерных (паевых) коммерческих банков.

Отправной точкой в истории развития негосударственной банковской системы следует считать август 1988 г., когда Госбанком СССР был зарегистрирован первый коммерческий банк "Союз" в г. Чимкенте (Казахская ССР). Первый коммерческий банк на территории РСФСР был зарегистрирован 26 августа 1988 г. в Ленинграде под названием "Патент" (позднее переименован в АКБ "Викинг"). Вторым был "Московский кооперативный банк" (позднее переименован в АКБ "Премьер"), третьим — "Кредит-Москва". В сентябре зарегистрировали свои уставы "Тартуский коммерческий банк", "Рижский коммерческий банк", "АМБИ", "АвтоВАЗбанк", "Карпаты" и др.

В 1988 году получил лицензию за номером 22 Московский инновационный коммерческий банк "Инком-Интерзнание", вскоре переименованный в "Инкомбанк". Среди его учредителей — Всесоюзное общество "Знание", "Литературная газета", газета "Известия", Институт народного хозяйства им. Г.В.Плеханова. Лицензию за номером 41 в том же году получил Коммерческий Инвестиционный Банк Научно-Технического Прогресса, переименованный в 1990 году в банк "Межотраслевые научно-технические программы" или сокращенно — "Менатеп". Учредителями банка являлись молодёжные коммерческие объединения, созданные по инициативе ЦК ВЛКСМ. На комсомольские деньги в 1989 г. создается "Молодежный коммерческий банк", который в 1991 г. переименовывается в "Финист-банк" и становится учредителем "Росинтербанка", "Волжско-Камского акционерного банка", "Банка развития — XXI век" и "Межотраслевого коммерческого банка развития оптовой торговли" (ТОКОбанк). Банкиры-комсомольцы очень скоро поменяли свои прежние идеалы. "Наш компас — Прибыль. Наш кумир — Его Финансовое Величество Капитал", — откровенно признавался в 1990 г. один из основателей банка "Менатеп" М.Б.Ходорковский.

Банки создавали и другие общественные организации: профсоюзы и ассоциации. Среди кредитных организаций с церковным капиталом — "Международный банк Храма Христа Спасителя" (МБХХС), созданный в 1991 г. Московской патриархией совместно с несколькими другими организациями РПЦ.

Стартовые условия у всех пионеров банковского бизнеса были примерно одинаковые. Для того, чтобы в 1988–1990 гг. зарегистрировать акционерный коммерческий банк, достаточно было собрать сумму 5 млн. руб. В валютном эквиваленте это составляло, порядка $100 тыс. (сейчас для впервые регистрируемого банка — ?5 млн.). Минимальные размеры уставных капиталов кооперативных банков были еще ниже — 0,5 млн. руб. Учредителями кооперативных банков являлись союзы и объединения кооперативов, акционерных — государственные предприятия и организации.

Первым банком с участием иностранного капитала на территории СССР стал "Международный Московский банк" (ММБ). О его создании было выпущено специальное постановление Совета министров СССР от 11 сентября 1989 г. N748. Помимо Внешэкономбанка СССР, Промстройбанка СССР и Сбербанка СССР в равных долях акциями ММБ (уставной капитал 100 млн. руб.) владели итальянский, немецкий, австрийский, французский и финский банки. ММБ стал и первой в стране негосударственной организацией, которая получила разрешение Госбанка СССР и лицензию Внешэкономбанка СССР на работу с иностранной валютой. Первый в СССР коммерческий банк со 100 % участием в акционерном капитале нерезидентов — "Кредит Лионэ Русбанк" — был основан в конце 1991 года в Санкт-Петербурге.

Из первых 25-ти российских коммерческих банков, созданных в 1988 году, до наших дней дотянули единицы. Остальные по разным причинам прекратили свою деятельность. 22 января 1991 года Банк России впервые в своей надзорной практике отозвал лицензию у томского кооперативного банка "Универсал". Вторым "лишенцем" стал московский коммерческий банк "Конверсия, реконструкция и развитие" (лицензия отозвана 10 июля 1991 года). У банка "Универсал" уставный капитал практически не был оплачен, а формировался за счет заемных средств, выданных предприятиями и организациями, не являющимися его пайщиками. Банк "Конверсия" проводил кассовые операций в неприспособленных помещениях, не соблюдал установленные нормативы и нарушал правила бухгалтерской отчетности.

Количество норм, регулирующих деятельность коммерческих банков, было минимальным. Первым официальным документом на эту тему стали "Правила регулирования деятельности коммерческих и кооперативных банков", изложенные в Письме Госбанка СССР N201 от 27 апреля 1989 г.

Для коммерческих банков устанавливался норматив обязательного резервирования (депонирования) 10 % привлеченных денежных средств — в форме вложений в облигации Государственного внутреннего займа СССР или союзной республики.

Вводился норматив К1, регулирующий соотношение собственных средств банка и его обязательств. Значение показателя К1 — не менее 1/20 для коммерческих банков и 1/12 для кооперативных банков.

Норматив К2 отражал соотношение суммы привлеченных банком вкладов граждан и собственных средств банка. Значение показателя К2 — не более 1,0.

Норматив К3 устанавливал максимальный размер кредита и забалансовых обязательств, выданных одному заемщику. Значение показателя К3 — не более 0,5. В случае предоставления кредитов организациям-пайщикам банка или организациям, связанным с ним через участие в совместных органах управления, сумма кредитов одному заемщику не должна была превышать 30 % собственных средств.

Норматив К4 являлся показателем текущей ликвидности — соотношение активов балка в ликвидной форме и суммы обязательств банка по счетам до востребования:.

Норматив К5 являлся показателем долгосрочной ликвидности, характеризующий соотношение активов банка сроком погашения свыше трех лет и обязательств банка по депозитным счетам и кредитам на срок свыше трех лет. Его значение — не более 1,0.

В полной мере институт надзора за банковской деятельностью со стороны Центрального банка сформировался в Российской Федерации только к 1994-95 гг. Распространенные в истории переходных и развивающихся экономик "процентные потолки" (фиксируемые центральными банками предельные размеры процентных ставок по кредитам и депозитам) в практике советской системы банковского надзора стали применяться с мая 1990 года. Первый документ на эту тему — правительственная Телеграмма за подписью зампреда Правления Госбанка СССР И.В.Левчука от 29 мая 1990 года.

Учредители банков разрабатывали уставы кредитных организаций на основе типового устава Госбанка СССР и представляли бизнес-план, который доказывал, что банк сможет показать прибыль уже через год деятельности. После чего банк регистрировался подписью зампредседателя правления Госбанка СССР. После завершения процедуры регистрации коммерческому банку открывался корреспондентский счет: в специализированном банке СССР, республиканской конторе Госбанка СССР, управлении или отделении Сбербанка СССР (Письмо Госбанка СССР от 16 февраля 1990 г. N 270 "Особенности применения плана счетов бухгалтерского учета коммерческих и кооперативных банков").

Банковский бизнес быстро завоевал популярность. Если в конце 1988 г. были зарегистрированы уставы 40 коммерческих банков, то к 1 июля 1989 г. их число возросло до 125, а на 1 января 1990 г. — до 144. На базе министерств образовались концерны в форме акционерных обществ, объединившие предприятия, выпускавшие однотипную продукцию, а в дополнение — в качестве "гарнира", учреждались акционерные коммерческие банки. В 1988–1990 гг. эти "отраслевые" банки являлись самыми крупными среди коммерческих банков по размеру оплаченного уставного капитала и по суммам ежемесячных оборотов и остатков на счетах обслуживаемых ими юридических лиц. Например, в декабре 1988 г. Министерство автомобильной промышленности СССР создало "Автобанк". В 1989 г. Министерство газовой промышленности СССР было преобразовано в Государственный газовый концерн "Газпром", который в 1990 г. стал учредителем и основным акционером "Газпромбанка". Акционерами банка "Аэрофлот" (зарегистрирован в декабре 1988 г.) стали авиакомпании всех 15 союзных республик.

В 1989 г. предприятия атомной отрасли при участии Министерства среднего машиностроения СССР основали "Конверсбанк". В 1990 г. предприятия Министерства электронной промышленности СССР учредили банки "Электроника" и "Промрадтехбанк". На базе финансовых отделов отраслевых министерств и ведомств были образованы "Нефтехимбанк", "Нефтегазстройбанк", "Рыбхозбанк", "Транскредитбанк", "Связь-банк" и т. д.

По состоянию на 1 июня 1989 г. объявленная сумма уставных фондов всех коммерческих банков на территории СССР составляла 2 млрд. руб. Объем их операций был незначителен. На счета и депозиты было привлечено 1,3 млрд. руб., получено ими кредитов от других банков — 1,1 млрд. руб., выдано кредитов на сумму 2,5 млрд. руб., в том числе краткосрочных — на сумму 1,7 млрд. руб., среднесрочных и долгосрочных — 0,8 млрд. руб. Для сравнения отметим, что уставный фонд государственных

специализированных банков составлял 11 млрд. руб., они являются основными пользователями кредитных ресурсов Госбанка СССР в размере около 350 млрд. руб.

Первые акционерные банки создавались, как правило, в форме обществ с ограниченной ответственностью (ООО), где каждый участник (пайщик) несет ответственность лишь в пределах своего вклада в общий капитал банка. Участнику банка (пайщику) выдавалось свидетельство, которое в гражданско-правовом смысле нельзя отнести к категории ценных бумаг. При этом за каждым участником сохранялось право с согласия остальных участников ООО уступить свою долю или ее часть другим участникам банка или третьим лицам, к которым, соответственно, переходят права и обязанности уступающего. Банки, созданные в форме обществ с ограниченной ответственностью, не имели права выпуска собственные акции или облигаций.

Банки, образованные в форме акционерных обществ открытого или закрытого типа, в начальный период становления российской банковской системы, были немногочисленны. Лишь в декабре 1990 года после принятия соответствующих правовых актов РСФСР начался массовый процесс преобразования действующих коммерческих банков в ОАО или ЗАО. Благодаря этому банки становились реальными собственниками своих уставных капиталов. Акции банков, организованных в форме акционерных компаний закрытого типа, могли переходить из рук в руки только с согласия большинства акционеров, а акционерных компаний открытого типа — без такого согласия. Кроме того, акции банков открытого типа, как правило, распространялись в порядке открытой подписки, что требовало предоставления публичной информации о деятельности акционерного общества и ее результатах.

Подавляющее большинство вновь созданных кредитных организаций имело оргструктуру бесфилиального банка с небольшим количеством функциональных подразделений: кредитный, коммерческий и административно-хозяйственный отделы, отдел кассовых операций (в банках, осуществляющих кассовое обслуживание клиентов), бухгалтерия. О благозвучности названий говорить нечего — бесконечные сокращения сложно произносимых слов — "агро", "пром", "строй", "хим", "нефте", "газ", "кредит", "инвест", "траст", "капитал", "альянс" и т. д.

Новорожденные кредитные организации (zero banks) с первых дней столкнулись с массой проблем. Организация расчетов между клиентами различных банков через систему корреспондентских счетов имела серьезный недостаток — низкую скорость совершения расчетных операций. Это было связано с отсталостью технической базы учреждений Госбанка СССР, не позволяющей качественно и своевременно обрабатывать постоянно возрастающий поток расчетных документов, поступающих из коммерческих банков; несовершенством технологии осуществления расчетных операций, так как она была основана на использовании большого числа бумажных носителей; задержкой документов в почтовом обороте. Между тем, для коммерческого банка корреспондентский счет — это тоже своего рода "расчетный" счет, на нем хранятся все средства коммерческого банка (как собственные, так и не использованные им деньги своих клиентов, а также неиспользованные деньги, полученные в ссуду от других кредитных учреждений). Через корреспондентские счета коммерческие банки осуществляют весь круг операций, связанных с обслуживанием своей клиентуры, а также операции самого банка как хозяйствующего субъекта.

Некоторое время единственным расчетно-кассовый центром для всех коммерческих банков Москвы и Московской области являлся РКЦ республиканской конторы Госбанка, находившийся в Москве на Житной улице. Туда со всех регионов специальной почтой в мешках свозились платежные поручения. Началась полная неразбериха. Работники-операционисты РКЦ должны были вручную рассортировать платежные поручения и далее специальной почтой направлять в пункты своего назначения. До тех пор, пока копия платежного поручения не будет доставлена в банк получателя, соответствующий банк не имел права зачислить деньги на счет получателя платежа. Содержимое почтовых мешков (объем макулатуры) было столь велико, что оно просто физически завалило изнутри все возможные помещения.

По Москве ходили слухи о том, что, дескать, "избыточное" количество банковских документов, поступивших в РКЦ на Житной улице, регулярно свозится на свалку и сжигается. Хотя операционный персонал проявлял героические усилия, справится с таким объемом, буквально вываливаемой на их голову из мешков макулатуры не было никакой возможности. Средний срок исполнения платежей стал равным нескольким месяцам. Были и рекордные задержки — более года, а некоторые и вообще затерялись в неразберихе. Самые сметливые банкиры находили выход из положения в том, что посылали в РКЦ своего операциониста, который, лично, сортировал и отправлял платежные поручения своего банка, или платили "знакомому" операционисту из РКЦ "вторую зарплату, и тот старался разобрать мешки с документами "блатного" банка в первую очередь. Низкая степень защищенности бумажного документооборота от подделок и подлогов способствовала росту финансовых преступлений.

Другая актуальная тема — качество клиентской базы. Ключевыми клиентами коммерческих банков становились те же советские государственные предприятия — производственные, торговые и коммунальные. И все они переходили на обслуживание со своими безрадостными атрибутами — огромной ссудной задолженностью перед спецбанками. Ведь к тому времени государственные предприятия были обеспечены оборотными средствами в среднем только на 30 %. Остальное замещалось кредитами по мизерной процентной ставке — условие, на которое ни один коммерческий банк никогда бы не согласился. Не легче обстояло дело с кооператорами, готовыми брать кредиты под любые проценты. Риск невозврата кредитов был слишком велик, так как кредиты не обеспечивались никакими имущественными залогами. Приходилось полагаться исключительно на честное слово. Вот, что в этой связи рассказывал председатель правления АКБ "Континент" (город Набережные Челны) Л.Н.Онушко:


"В конце февраля (1989 г.) выдали первый большой кредит — 40 тысяч рублей — одному татарину из Березников. Он собирался смотаться в Баку под 8 марта самолетом за цветами, продать гвоздики через профсоюзные организации города и вернуть деньги 10 марта. Я не спал две недели. Уже простился и с банком, и со свободой. Каково же было мое удивление, когда утром 10 марта подъехал на "Волге" мой заемщик из Березников и честь по чести вернул кредит с процентами. За год мы выдали несколько десятков кредитов. Один кооператив из Туркмении все-таки кредит заиграл, а местные правоохранительные органы начхали на наши запросы. Другой случай произошел с частником из Еревана. Мы ему под честное слово выдали 850 рублей на один месяц для приобретения в наших краях товаров. Однако через пару месяцев выяснилось, что мой экономист Шапиро, получив от армянина две бутылки коньяка "Арарат", продлил ему кредит на год, то есть подарил деньги проходимцу, так как вскоре его следы затерялись. Правда, Шапиро честно предложил мне одну бутылку, после чего я его уволил".


В конце 1980-х — начале 1990-х годов коммерческих банков и негосударственных специализированных финансово-кредитных институтов (пенсионные фонды, страховые компании, взаимные фонды, ссудосберегательные ассоциации и т. п.) в стране на волне перестройки могло появиться гораздо больше. Многих способных и предприимчивых людей останавливала историческая память о том, чем закончилась ленинская новая экономическая политика: самых успешных нэпманов и членов их семей в 1927 г. целыми эшелонами отправляли в сибирскую ссылку. Бытовало мнение о двух вариантах развития событий. Первый, жесткий: дадут разбогатеть, а потом все чохом конфискуют и сошлют, "куда Макар телят не гонял". Второй, щадящий: много зарабатывать не дадут, но лучше быть самому себе хозяином, чем прогибаться перед спесивым начальником или кретином парторгом. Следует отметить, что в соответствии с инструктивным письмом Министерства финансов СССР от 14 ноября 1989 года коммерческие банки были обязаны уплачивать государству в виде налога 60 % полученной прибыли.

По мере того, как деятельность коммерческих банков выходила за рамки обслуживания кооперативной клиентуры и индивидуальных предпринимателей, отношение руководства Госбанка СССР к "эксперименту" становилось все менее благожелательным. Причина конфликта интересов состояла в том, что коммерческие банки, получая кредиты в спецбанках, затем, используя свою коммерческую свободу, пускали эти средства в оборот по более высоким процентным ставкам. Иначе говоря, получали доходы, которые могли бы иметь сами спецбанки, если бы они были свободны в проведении процентной политики.

25 января 1990 г. на Правлении Госбанка СССР был заслушан отчет о результатах комплексных проверок деятельности 30 коммерческих и кооперативных банков. В отчете утверждалось, что коммерческие и кооперативные банки "не стали пока кредитными учреждениями, действительно влияющими на укрепление экономики, денежного обращения и оздоровления финансовой ситуации в стране". В частности, сообщалось, что кооперативные банки используют кредитные ресурсы не на развитие кооперативов, входящих в союзы, объединения, создавшие эти банки, а, как правило, на иные цели, в том числе — кредитование предприятий и организаций, имеющих расчетные счета в специализированных банках. В целях ограничения сферы деятельности коммерческих банков и взимания ими с заемщиков "рваческих" процентов, контрольно-ревизионный аппарат Госбанка СССР предлагал:

— "Установить для коммерческих и кооперативных банков предел ставок, взимаемых по представляемым ими ссудам: срочным — 15 % годовых и

просроченным — 20 % годовых";

— "Разрешить руководителям республиканских банков, краевых, областных и

городских управлений госбанков СССР повышать размер депонирования в ходе

регулирования кредитных ресурсов банковской системы СССР с установленных 5 % до 15 % привлеченных денежных средств для коммерческих кооперативных банков, нерационально использующих кредитные ресурсы, выдающих ссуду на покрытие финансовых прорывов, бесхозяйственности и убытков, а также предоставляющих кредиты на цели, не соответствующие уставной деятельности заемщиков".


В середине февраля 1990 года в центральной прессе почти одновременно появилось несколько статей, посвященных взаимоотношениям специализированных и коммерческих банков, их роли в кредитно-финансовой системе страны. Госбанк СССР и Министерство финансов СССР осторожно прорабатывали вопрос о целесообразности перехода с 3-х уровневой банковской системы (Госбанк СССР — спецбанки — коммерческие, в том числе и кооперативные, банки) на двухуровневую, в которой специализированные банки (Внешэкономбанк, Промстройбанк, Агропромбанк, Жилсоцбанк, Сбербанк) будут уравнены в правах и функциях с коммерческими.

После принятия Верховным Советом СССР 6 марта 1990 г. закона "О собственности в СССР" в стране началась ползучая "номенклатурная" приватизация. На основании ст.16 закона работники аппарата управления соответствующих хозяйствующих органов, переименованных в хозяйственные ассоциации (объединения), становились собственниками "своего вклада" в общем имуществе мифического коллективного субъекта. Такой незамысловатый способ приватизации государственной собственности охватил всю страну. Но больше всего он поразил Россию, на территории которой было сосредоточено наибольшее количество союзных и республиканских органов управления промышленности.

10 июля 1990 года Совет Министров СССР принял Постановление N 662 "О преобразовании Банка жилищно-коммунального хозяйства и социального развития СССР в акционерный коммерческий банк социального развития", а 18 июля 1990 года Постановление N703 "О преобразовании Агропромышленного банка СССР в акционерный коммерческий агропромышленный банк". По сути, данные постановления позволяли руководителям спецбанков, входивших в номенклатуру ЦК КПСС, под благовидным предлогом коммерциализации деятельности республиканских, областных и краевых филиалов, обособить их имущественные права и активы в качестве паевых взносов в соответствующие акционерные общества. Если бы это произошло, то в СССР возникли бы два гигантских банковских холдинга с филиальной сетью, покрывающей всю страну. После того, как их управляющие компании прошли бы регистрацию в Госбанке СССР и открыли там корреспондентский счет, то по всем международно-правовым нормам они становились полноправными частными корпорациями. Республикам, заявившим о выходе из СССР, пришлось бы долго и безнадежно оспаривать в международных судах правомерность их существования и деятельности.

Решение союзного правительства об акционировании 2-х специализированных банков стало поводом для активных политических действий руководства Верховного Совета РСФСР во главе с Б.Н.Ельциным. С подачи политолога Николая Кротова и журналиста Александра Гришина (материал опубликован 18–19 июля 2007 г. в газете "Московский комсомолец") эти события вошли в историю под громким названием "заговора банкиров". Хотя в тот момент, когда они происходили, вряд ли кто из их участников задумывался о далеко идущих последствиях конфронтации с союзным центром по вопросам реорганизации банковской системы СССР.

Все началось 9 июля 1990 года, когда управляющий Российской республиканской конторы Госбанка СССР О.И.Тарасов вызвал на совещание начальников областных управлений Госбанка: А.В.Бездольного (Калинин), В.В.Рудько-Селиванова (Приморье), Т.А.Пигалову (Рязань), С.В.Сорвина (Свердловск), К.Б.Шора (Москва). В кабинете присутствовали, кроме Тарасова, два депутата Верховного Совета РСФСР — В.В.Скрипченко и В.П.Рассказов. Разговор начал Скрипченко сообщением о том, что Борис Николаевич Ельцин поставил вопрос о том, как создать собственную российскую банковскую систему и вывести из подчинения союзного Госбанка Российский республиканский банк. Банкиры, посоветовавшись с юристами и экспертами Аппарата Верховного Совета РСФСР, подготовили проект постановления. "О Государственном банке РСФСР и банках на территории республики".

В пояснительной записке к проекту постановления отмечалось: "Существующая система банков является полностью принадлежностью Союза ССР, подчинена правительству СССР и в своей деятельности нацелена на реализацию политических и экономических мер союзных органов. В последнее время принимаются ускоренные шаги к трансформации банков, их структурных подразделений, к законодательному закреплению монополии банков в руках союзных органов власти". Но главной ударной силой документа было предложение "немедленно принять постановление Верховного Совета РСФСР о передаче всей действующей на территории РСФСР сети банков и их учреждений в ведение и собственность Российской Федерации". От российского правительства документ завизировали тогдашний Министр финансов РСФСР Б.Г.Федоров, Г.А.Явлинский, как зампред, курирующий в союзном правительстве финансы и экономику, и премьер Правительства РСФСР И.С.Силаев.

Все было готово к генеральному наступлению, которое Ельцин назначил на 13 июля 1990 года. Это был последний день заседаний Верховного Совета РСФСР перед летними каникулами. К началу утреннего заседания проект постановления был размножен и разложен по папкам народных депутатов вместе с другими документами повестки дня. Ниже приводится его полный текст:


Верховный совет РСФСР


Постановление от 13 июля 1990 г. N 92-1


О государственном банке РСФСР и банках на территории республики


Руководствуясь Декларацией о государственном суверенитете РСФСР и постановлением I Съезда народных депутатов РСФСР "О разграничении функций управления организациями на территории РСФСР (Основа нового Союзного договора)", Верховный Совет РСФСР постановляет:

1. Российский республиканский банк Госбанка СССР, Российский республиканский банк Промстройбанка СССР, Российский республиканский банк Агропромбанка СССР, Российский республиканский банк Жилсоцбанка СССР, Российский республиканский банк Сберегательного банка СССР с их сетью вычислительных центров на территории республики, учреждения Внешэкономбанка СССР на территории РСФСР, с их активами и пассивами, а также республиканское управление инкассации с подведомственной ему сетью учреждений и организаций, филиал ГВЦ Госбанка СССР в г. Москве объявляются собственностью РСФСР.

— Российский республиканский банк Госбанка СССР преобразуется в Государственный банк РСФСР, подотчетный Верховному Совету РСФСР.

3. Российский республиканский банк Сберегательного банка СССР преобразуется в Сберегательный банк РСФСР, который передается в ведение Государственного банка РСФСР со всеми активами и пассивами по состоянию на 1 июля 1990 года. За вкладчиками полностью сохраняются права, льготы и преимущества, предусмотренные действующим законодательством.

4. До принятия Союзного договора производить выдачу ссуд и осуществление расчетов в пределах лимита задолженности, установленной для учреждений банков на 1990 год, с применением действующих процентных ставок.

5. Преобразовать до 1 января 1991 года учреждения государственных специализированных банков в автономных республиках, краях и областях в коммерческие банки на акционерной и паевой основе. Совету Министров РСФСР, Государственному банку РСФСР в месячный срок разработать предложения по организации двухуровневой системы банков и механизма преобразования учреждений банков в акционерные (паевые) коммерческие банки.

6. Упразднить до 1 августа 1990 года аппарат правлений Российских республиканских банков Промстройбанка СССР, Жилсоцбанка СССР и Агропромбанка СССР. Специализированные банки до преобразования их в коммерческие работают временно под руководством Государственного банка РСФСР.

7. Комиссии Совета Республики Верховного Совета РСФСР по бюджету, планам, налогам и ценам, Совету Министров РСФСР, Госбанку РСФСР представить на рассмотрение очередного Съезда народных депутатов РСФСР проекты законов "О Государственном банке РСФСР", "О банках и банковской деятельности в РСФСР".

— Настоящее Постановление вступает в силу с момента его принятия.


Председатель


Верховного Совета РСФСР


Б.Н. Ельцин.


О включении вопроса о создании "суверенной" финансово-банковской системы России в повестку дня заседаний Верховного Совета РСФСР узнало руководство Госбанка СССР и не на шутку встревожилось. Главный банкир страны В.В.Геращенко отправился в Белый Дом на утреннее заседание для того, чтобы выступить в прениях. Наверное, он хотел убедить народных депутатов в нецелесообразности принятия решения о передаче банковской системы в ведение российских органов власти, так как это означало бы неминуемый распад единого экономического пространства союзного государства и полную закупорку денежного обращения. Возможно, в присущей ему язвительной манере, он бы просто высмеял авторов законопроекта за финансовую и юридическую безграмотность в отношении тех пунктов документа, в которых говорилось о переходе в собственность Российской Федерации неделимых по сути своего происхождения активов и пассивов Внешэкономбанка СССР и Сберегательного банка СССР. Ведь в первом случае речь шла о сотне миллиардов долларов внешнего долга, а во втором — о четырехстах миллиардах рублей внутреннего долга. Кто будет за них платить?!

Геращенко собирались поддержать руководители спецбанков, которые также прибыли на заседание. Их, разумеется, никто не приглашал. По словам участников событий, они проникли на заседание Верховного Совета РСФСР "окольными путями". Вопрос должен был слушаться первым, но по необъясняемым Президиумом причинам его рассмотрение постоянно откладывали. Время шло, и В.В.Геращенко покинул зал заседаний, якобы получив от кого-то из высокопоставленных депутатов информацию о том, что вопрос снят с рассмотрения.

Когда подошло время объявить об окончании сессии, Б.Н. Ельцин (он мастером аппаратных интриг и прочих "загогулин") обратился к депутатам: "Одну минуточку, ещё один вопрос. У нас работала группа крупных специалистов по реформированию банковской системы. Они подготовили постановление. Проект вам роздан". Зал — в замешательстве. Кто-то из депутатов попытался возразить: "Вопрос сложный, его надо обсудить, проработать". Ельцин настаивал на своем: "Нет необходимости обсуждать, все уже проработано". В этот момент поднялся со своего места председатель Комиссии Совета Республики Верховного Совета РСФСР по вопросам бюджета, плана, налогам и ценам Ю.М.Воронин и предпринял попытку выйти на трибуну и вступить в дискуссию. Ельцин его решительно остановил: "Садись!"

Несмотря на то, что Верховный Совет РСФСР большинством голосов принял нужное Б.Н.Ельцину постановление, последнее слово оставалось за руководством СССР. Незадолго до описанных событий Президент СССР М.С.Горбачев получил от съезда народных депутатов СССР чрезвычайные полномочия, которые позволяли ему отменять или приостанавливать действие любых республиканских законов, которые противоречили общесоюзному законодательству. Мало кто сомневался, что Горбачев отреагирует адекватно ситуации. Госбанк СССР во главе с Геращенко, во всяком случае, исходил именно из этого, когда готовил проект президентского указа, отменявшего постановление Верховного Совета РСФСР. На совещание у Горбачева по этому вопросу, как вспоминал В.С.Павлов, бывший тогда министром финансов СССР, председатель союзного правительства Н.И.Рыжков не пошел, и защиту Указа Президента СССР об отмене Постановления ВС РСФСР N92-1 от 13.07.1990 г. поручил ему.

Р.И.Хасбулатов, возглавлявший российскую делегацию, заявил, что полностью согласовал с Б.Н.Ельциным свою позицию — с имперскими замашками центра покончено раз и навсегда. Горбачев же, по воспоминаниям Павлова, взял себе на вооружение выражение "имперские замашки", упрекнул Геращенко в нежелании перенимать "мировой опыт" и покинул совещание, бросив на прощание: "Ладно, вы тут сами без меня решите, у нас ведь демократия!"

29 июля 1990 года Президент СССР М.С.Горбачев все же подписал Указ "О взаимодействии союзных и республиканских органов по финансово-кредитным вопросам в период подготовки нового Союзного договора". Текст документа был выдержан в "мягких тонах" и содержал лишь рекомендацию верховным советам союзных республик "воздержаться от принятия и применения законодательных актов, разрушающих сложившуюся финансовую и банковскую систему". До Фороса (ГКЧП в августе 1991-го) оставался год, до Беловежских соглашений еще больше, но, отказавшись от борьбы за сохранение единства банковской системы страны, М.С.Горбачев, по мнению В.С.Павлова, предрешил судьбу государства под названием СССР.

16 августа 1990 года незадолго до начала осенне-зимней сессии Президиум Верховного Совета РСФСР принял Постановлении N 146 "О мерах по выполнению Постановления Верховного Совета РСФСР от 13 июля 1990 года "О Государственном банке РСФСР и банках на территории республики"". В документе, в частности, было сказано:

"Президиум Верховного Совета РСФСР постановляет:

1. Государственный банк РСФСР является юридическим лицом и осуществляет свою деятельность на принципах хозяйственного расчета, самофинансирования и самоуправления.

2. Передать по состоянию на 1 июля 1990 года на баланс и в оперативное управление Государственного банка РСФСР и его управлений на местах объявленное собственностью РСФСР имущество, а также активы и пассивы российских республиканских специализированных банков и подведомственных им учреждений, предприятий, организаций, учреждений Внешэкономбанка СССР, республиканского управления инкассации с подведомственной ему сетью учреждений и организаций, вычислительных центров Госбанка СССР и специализированных банков СССР на территории РСФСР, включая филиал ГВЦ в г. Москве.

3. Государственному банку РСФСР создать ликвидационные комиссии бывших правлений российских республиканских банков Промстройбанка СССР, Жилсоцбанка СССР и Агропромбанка СССР, а также осуществить другие организационные меры, связанные с упразднением аппарата подведомственных, им управлений и учреждений в автономных республиках, краях, областях, городах Москве и Ленинграде. Создать на базе упраздняемых учреждений специализированных банков акционерные коммерческие банки, учреждения Внешэкономбанка РСФСР, а также необходимую для их обслуживания сеть учреждений Государственного банка РСФСР. Государственному банку РСФСР утвердить смету расходов на содержание ликвидационных комиссий и осуществление других организационных мероприятий.

4. Считать недействительными все нормативные акты, противоречащие Постановлению Верховного Совета РСФСР от 13 июля 1990 года "О Государственном банке РСФСР и банках на территории республики".

5. Предоставить Государственному банку РСФСР право утверждать необходимую ему для выполнения поставленных задач структуру центрального аппарата, смету доходов и расходов, фонд оплаты труда и другие фонды производственного и социального развития, а также порядок решения этих вопросов в учреждениях и организациях Государственного банка РСФСР".


Центральный банк Российской Федерации (Банк России) был учрежден 13 июля 1990 года на базе Российского республиканского банка Госбанка СССР. Подотчетный Верховному Совету РСФСР, он первоначально назывался Государственный банк РСФСР.

7 августа 1990 г. постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР исполняющим обязанности председателя правления Госбанка РСФСР был назначен Георгий Гаврилович Матюхин. В банковских кругах о нем было известно немногое: возраст — 57 лет, практического опыта работы в банковской системе не имеет, защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора экономических наук, в 1973–1990 гг. занимался научно-педагогической деятельностью в Академии внешней торговли и Институте США и Канады АН СССР. По слухам, Г.Г.Матюхин являлся офицером "действующего резерва" КГБ.

Первый глава Банка России в банковском сообществе запомнился как жесткий администратор, склонный к авторитарному стилю руководства. По мнению некоторых экспертов, Г.Г.Матюхин был руководителем номинальным, в проблемы оперативного управления глубоко не вникал. Вопросы организации межбанковских расчетов и бухгалтерии курировала его заместитель Л.М.Алякина. Вопросами координации деятельности Банка России с российскими органами государственной власти и управления занимался другой заместитель Матюхина — депутат Верховного Совета РСФСР В.П.Рассказов (бывший преподаватель судостроительного института).

За оставшееся до конца 1990 года время Госбанк РСФСР организовал повальное акционирование подавляющего большинства региональных филиалов государственных спецбанков. Упорнее всех "демократической приватизации" спецбанков сопротивлялось руководство Промстройбанка СССР, но и его усилия, направленные на сохранение целостности организационной и территориальной структуры оказались тщетными.

21 августа 1990 г. председатель правления Промстройбанка СССР Я.Н.Дубенецкий разослал в отделения банка на территории РСФСР телеграмму, в которой он сообщил с том, что "действует установленный порядок управления государственными специализированными банками Союза ССР", поэтому, дескать, отделения не должны исполнять требования Госбанка РСФСР. Суть этого порядка прояснилась после принятия Совмином СССР 9 декабря 1990 года постановления N1316 "О мерах по преобразованию Промстройбанка СССР". Согласно документу, союзный "Промстройбанк" преобразовывался в Государственный коммерческий промышленно-строительный банк (Промстройбанк) с уставным фондом 10 млрд. рублей. К нему переходили все активы и обязательства, а также здания, помещения, оздоровительные учреждения и вычислительные центры Промстройбанка СССР. Права учредителя (и будущего собственника) банка от имени Союза ССР намеревался заявить Фонд государственного имущества Союза ССР. Руководство новой структурой до утверждения устава и официальной регистрации новой банковской структуры временно возлагалось на Правление бывшего Промстройбанка СССР под контролем наблюдательных советов "из представителей предприятий, объединений и других советских юридических лиц, являющихся владельцами финансовых обязательств этого банка".

25 декабря 1990 г Я.Н.Дубенецкий издал приказ, согласно которому республиканские конторы Промстройбанка СССР подлежали реорганизации в республиканские банки, а краевые и областные конторы — в Управления Государственного коммерческого промышленно-строительного банка. К тому времени Центральный банк РСФСР уже зарегистрировал уставы 37 кредитных организаций, образованных на базе областных контор Промстройбанка СССР, и выполнять постановление Совмина СССР N1316 категорически отказался.

Председатель правления Жилсоцбанка СССР В.И.Букато обратился к руководству города Москвы (Г.Х.Попову и Ю.М.Лужкову) с предложением реорганизовать российскую республиканскую контору Жилсоцбанка СССР во всероссийскую банковскую структуру, опирающуюся на существующую сеть филиалов в регионах и корпоративную клиентуру в столице. Однако Г.Г.Матюхин в регистрации банка отказал.

В ходе переподчинения спецбанков Госбанку РСФСР правления Промстройбанка, Агропромбанка и Жилсоцбанка союзного и российского уровней упразднялись, их низовые структуры преобразовывались в самостоятельные и межрегиональные коммерческие банки. Уставы поспешно создаваемых на их базе коммерческих банков писались и регистрировались по нескольку штук в день. На 1 апреля 1992 г. в России было 1414 банков, из них 767, или 55 %, образовались на базе бывших спецбанков.

Вспоминает Валерий Скопинцев, бывший начальник Воронежского областного управления Жилсоцбанка:

"Это было в двадцатых числах октября 1990 года. Здание Центрального банка на Житной, что рядом с Октябрьской площадью, было чем-то похоже на Смольный в период Октябрьской революции: Ленин входит в Смольный и видит: тут рабочие ополченцы спят, обнявшись с винтовками, там сгруппировались матросы, опоясанные пулеметными лентами, а навстречу бежит солдат с котелком в руке в поисках кипятка. Сюда, на Житную 12, как в Мекку, стекался отовсюду российский люд, жаждущий утвердить свои коммерческие интересы на ниве банковского дела. Очереди, толпы, все бегали по кабинетам с уставами: тут их проверяет юрист, здесь — бухгалтер, там — кто-то ещё. Не у всех все было гладко. И они куда-то звонили, что-то выясняли, спорили, и, устав от повседневных бдений, одни дремали на столах, другие что-то жевали, а некоторые, не мудрствуя, на стульях предавались объятиям Морфея. Интересная деталь: все мы привезли свои уставы, которые обсуждались на общих собраниях акционеров или пайщиков, а их приказали выкинуть в корзину. Сказали, что наши уставы им читать некогда. Дали нам заготовленный текст устава (болванку), мы вписали в оставленные пробелы названия банков, адрес, сумму капитала и отдавали на проверку. Названия менялись на ходу. Мой коллега из Смоленска назвал свой банк "Феникс", а ему сказали: "Феникс" уже есть, меняй!" Он пытается объяснить, что он не вправе это сделать, потому что так собрание решило. А ему: "Тогда откатывайся назад, собирай новое собрание и переименовывай". Из двух зол он выбирает наименьшее — зачеркивает "Феникс" и пишет: "Днепр". Мой земляк из Воронежа ехал регистрировать "Меркурий", а вернулся с "Коопбизнесом".


Бывшие специализированные банки породили большое количество новых кредитных организаций. Из семейства жилсоцбанков вышли "Уникомбанк", "Курскбанк", "Кузбассоцбанк", КБ "Мурман", "Свердлсоцбанк", банк "Гагаринский" и др. В октябре 1990 г. на базе Калининского областного управления Жилсоцбанка СССР был учрежден "Тверьуниверсалбанк" (ТУБ). До 1996 года ТУБ успешно конкурировал с крупнейшими московскими коммерческими банками: вышел на 13-е место по размеру активов, обслуживал более 200 тыс. клиентов. В декабре 1990 г. на базе отделений Жилсоцбанка СССР в московском регионе был учрежден ОАО "Московский акционерный банк содействия предпринимательству" (Мосбизнесбанк), который возглавил бывший председатель правления союзного Жилсоцбанка доктор экономических наук В.И.Букато. Рассказывают, что при регистрации Мосбизнесбанка снова возникли проблемы, которые были разрешены лишь благодаря вмешательству Б.Н.Ельцина.

Но особенно "плодовитым" оказался союзный "Промстройбанк". Например, в Свердловской области из него вышли "Уралпромстройбанк", "Уралтрансбанк", "Асбестбанк" (ныне банк "Драгоценности Урала"), "Первоуральскбанк", "Нейва-банк", банк "УралКИБ" (ныне филиал "Свердловского губернского банка"). 16 октября 1990 года на базе Челябинского областного управления Промстройбанка СССР был учрежден "Индустриальный коммерческий банк Челябинской области" (Челиндбанк). На Северо-Западе самым большим осколком союзного "Промстройбанка" оказался питерский ПСБ (устав зарегистрирован Госбанком РСФСР 3 октября 1990 г.). В 2006 году ПСБ вошел в банковскую группу ВТБ. В октябре 1990 года на базе регионального управления Промстройбанка по Московской области был создан "Московский межрегиональный коммерческий банк" (ММКБ). Учредителями банка выступили 360 предприятий газовой, химической, машиностроительной и оборонной промышленности Подмосковья.

13 декабря 1990 года руководители 37 кредитных организаций, организованных на базе территориальных контор и отделений бывшего союзного "Промстройбанка" и 13-ти его областных управлений, подписали договор об учреждении "Российской ассоциации акционерно-коммерческих промышленно-строительных банков", которая действует и поныне. Преемники спецбанков унаследовали их активы, имущество, персонал, а самое главное — клиентуру. Что явилось серьезным конкурентным преимуществом этих банков в сравнении с кредитными организациями, создававшимися с нуля.

Судьба головного банка ассоциации — Промстройбанка России (полное название "Российский инвестиционно-коммерческий промышленно-строительный банк", ОАО), зарегистрированного в ноябре 1991 г. в Москве, оказалась печальной. Из сохранившихся управлений Промстройбанка СССР на территории России едва-едва удалось скроить 22 филиала. В апреле 1995 г. его помпезное здание на Тверском бульваре наполовину выгорело из-за пожара, 2 июля 1999 г. у банка отозвали лицензию, а 18 ноября того же года столичный арбитражный суд признал его банкротом. В июле 2000 года при поддержке правительства Промстройбанку России удалось вернуть лицензию. В октябре того же года было отменено и решение о банкротстве. Но планы санации банка оказались нереальными, и в декабре 2000 года процедура банкротства была возобновлена. 9 апреля 2004 года Банк России приказал внести запись о ликвидации Промстройбанка России в Книгу государственной регистрации кредитных организаций.

Агропромбанк, поменяв несколько раз свое название: Агропромбанк СССР, АКБ "Агропромбанк", АКБ "Россельхозбанк", АКБ "Агропромбанк", — превратился из государственного в акционерный. Как правопреемник Агропромбанка СССР, он намеревался получить всю находящуюся в его активах и пассивах долю союзного правительства — 2,5 млрд руб. Однако представители Украинского и Казахского агробанков добились возвращения 1 млрд. рублей в свои республики. Доля государства в его капитале неуклонно сокращалась, но зато увеличивались долги. После присоединения в 1996 году к "Столичному банку сбережений" (СБС) финансовое положение "Агропромбанка" заметно улучшилось, и угроза банкротства на какое-то время миновала. Следует отметить, что СБС приобрел 25 % акций Агропромбанка, однако, финансовые потоки СБС и Агропромбанка были формально разделены, и каждый банк имел в Центральном банке отдельный корреспондентский счет. Кризис 1998 года перечеркнул надежды на финансовое оздоровление бывшего аграрного спецбанка. На момент отзыва лицензии (6 июля 1999 года) от "Агропромбанка" осталась только вывеска, да гигантская задолженность перед государством за списанные в 1993–1994 годах сельскохозяйственные кредиты.

В 1991 г. на базе Московского областного управления Агропромбанка СССР был учрежден банк "Возрождение". За первые десять лет своего существования "Возрождение" создал обширную сеть территориальных подразделений, состоящую из 62 филиалов и 26 дополнительных офисов в 18 регионах страны. В 1992 г. его акции успешно прошли процедуру листинга на российских фондовых площадках. В настоящее время акционерами банка являются более 7 тыс. физических и юридических лиц. Банк пережил все кризисы и в начале 1999 года в соответствии с критериями оценки состояния коммерческих банков был отнесен к категории финансово стабильных. В том же году в Harvard Business School вышел специальный кейс, посвященный анализу работы банка "Возрождения", — как пример успешного развития бизнеса.

В июле 1990 года постановлением Верховного Совета РСФСР Российский республиканский банк Сбербанка СССР был объявлен собственностью РСФСР. В декабре 1990 года он был преобразован в акционерный коммерческий банк, юридически учрежденный на общем собрании акционеров 22 марта 1991 года. В 1991 году Сбербанк перешел в собственность Центрального банка и был зарегистрирован как "Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации (Сбербанк России)". В мае 1992 г. общее собрание акционеров увеличило объявленный уставной капитал банка до 10 млрд. руб.

По мнению нашего самого известного и авторитетного банкира В.В.Геращенко, акционирование Сбербанка было "полнейшим идиотизмом" — его следовало оставить государственными, чтобы не связывать его деятельность теми же правилами регулирования, что и коммерческие банки. Академик Н.Я.Петраков назвал манипуляцию с подобным тайным превращением государственного банка в акционерный коммерческий "дурно пахнущей" нелегитимной, позорной попыткой закамуфлировать обман народа. Если российское Правительство намеревалось честно охранять собственность граждан согласно Конституции, считает академик, оно должно было сообщить вкладчикам, что с вашими вкладами мы поступим так-то, решайте сами, будете ли вы доверять и дальше ваши деньги коммерческому Сбербанку или вложите их в более надежное место. И уж, во всяком случае, не следовало прибегать к замораживанию сбережений накануне инфляционных потрясений.

Официально Сбербанк СССР прекратил свое существование 30 октября 1991 г., когда собравшиеся в Москве представители республиканских сбербанков подписали учредительный договор о создании на его базе Ассоциации сберегательных банков и приняли устав ассоциации. В соглашении о создании ассоциации стороны особо отметили, что учреждения сбербанков республик могут использовать имеющиеся у них бланки сберкнижек, квитанций и ценных бумаг с символикой Сбербанка СССР. Таким образом, декларировалось, что права и интересы всех клиентов бывшего союзного Сбербанка будут защищены, а ценные бумаги (облигации, сертификаты) Сбербанка СССР не потеряют своей ликвидности.

Как известно, после распада СССР пострадало около 50 млн. вкладчиков Сбербанка СССР. По состоянию на начало XXI века проблему обесцененных вкладов решили только две страны — Литва и Казахстан. В Литве сберегательные вклады обменяли в отношении 1 лит = 10 руб., а в Казахстане компенсировали специальными госбумагами. Продолжает выплачивать долги по вкладам Эстония — по курсу, примерно, 1 советский рубль к 10 центам. Выгодный курс обмена установили и в Азербайджане — там вкладчики могли получить за 1 советский руб. 1 долл. (для вкладов до 2000 руб.) или 50 центов США (для более крупных вкладов).

В соответствии с федеральным законом от 10 мая 1995 года "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации" российское правительство приняло на себя обязательства по восстановлению и обеспечению сохранности ценности денежных сбережений граждан России, помещенных ими на вклады в Государственные трудовые сберегательные кассы СССР, действовавшие на территории РСФСР, в период до 20 июня 1991 года. В порядке исполнения этого закона всех вкладчиков Сбербанка СССР выстроили в очередь, по мере наступления возраста, соответствующего средней продолжительности жизни человека, которому угораздило родиться в России. Российское правительство обязалась выплатить долг Сбербанка СССР после 1995 года, тогда же был вычислен его объем — 10,9 трлн. руб. Однако до сих пор не приняты законы, определяющие справедливый, с учетом морального ущерба и упущенной выгоды, коэффициент индексации долга и порядок оформления выплат. По данным Министерства финансов РФ, по состоянию на 2007 год, российским вкладчикам (в порядке возрастной очередности) выплачено 160 млрд. руб.

Сбережений, которые были накоплены к 1992 году на счетах граждан в Сбербанке (порядка 315 миллиардов советских рублей), в экономическом смысле уже не существовало. 1 января 1992 года все сберегательные банки бывших союзных республик начали свой первый операционный день с нулевого остатка на корреспондентском счете. По действовавшим тогда финансовым правилам и инструкциям о прохождении средств по счетам Сбербанка все средства, перечисленные республиканскими конторами в течение года союзному Минфину, должны были к ним вернуться. Однако к тому времени все республиканские сбербанки стали кредитными организациями независимых государств, и ни одна копейка сбережений бывших граждан СССР к ним не вернулась.

По мнению профессора Н.П.Шмелева, даже осенью 1991 г. имелись реальные возможности избежать конфискации сбережений. Правительство могло бы в ходе либерализации цен выставить на рынок для приобретения держателями вкладов разнообразные государственные активы, включая долговые обязательства с подвижным процентом, акции предприятий, материальные запасы, жилье, землю; заморозить основную часть вкладов населения на значительный срок, дав твердые гарантии последующего возврата их с поправкой на инфляцию; установить уровень индексации вкладов и ценных бумаг в соответствии с движением цен, чтобы подобный государственный грабеж оставался в рамках приличий; установить особый режим снятия вкладов с тем, чтобы их можно было использовать только на инвестирование или же на абсолютно неотложные личные нужды (на похороны, возмещение ущерба от стихии и пр.).

17 октября 1990 г. Государственный банк РСФСР и Министерство финансов РСФСР учредили Банк внешней торговли (Внешторгбанк) в форме акционерного общества закрытого типа (АОЗТ) для обслуживания внешнеэкономических операций России и содействия интеграции страны в мировое хозяйство. Головной офис банка открыл свои двери в Москве на Кузнецком мосту в красивом старинном здании, построенном в начале ХХ века по проекту известного архитектора Эрихсона. Основными направлениями деятельности банка стали обслуживание и кредитование участников внешнеэкономической деятельности, международные расчеты, межбанковские операции и торговля драгоценными металлами. В январе 1998 года Внешторгбанк был преобразован в открытое акционерное общество с уставным капиталом 22,1 млрд. руб.

В результате акционирования и раздробления спецбанков, акционирования с участием Центрального банка Сбербанка РФ и создания Внешторгбанка сформировался каркас будущей российской банковской системы, который требовалось только узаконить.

2 декабря 1990 г. сессия Верховного Совета РСФСР рассмотрела и приняла законы "О Центральном банке РСФСР (Банке России)" и "О банках и банковской деятельности в РСФСР". Насколько качественными получились данные законы, можно судить хотя бы по тому, что прошло уже 18 лет, а они, включив в себя минимальные корректировки, по-прежнему, являются для российских банков руководством к действию. По утверждению экс-министра финансов России Б.Г.Федорова, именно он передал Председателю Госбанка РСФСР Г.Г.Матюхину соответствующие законопроекты… А тот, дескать, уже "с помощью Р.И.Хасбулатова умудрился через Верховный Совет в декабре 1990 года в рекордные сроки пропустить их и выдать за свои, хотя в существенно ухудшенном варианте".

В законе "О Центральном банке РСФСР (Банке России)" был прописан его особый правовой статус, который не подпадает под категорию коммерческих и некоммерческих организаций. Российские правоведы до сих пор сильно расходятся в определениях этого статуса, считая, что Банк России представляет собой: 1) квазигосударственную структуру, осуществляющую властные полномочия; 2) специальное юридическое лицо и учреждение, осуществляющее делегированные законом государственно-властные полномочия; 3) орган государственного управления специальной компетенции; 4) юридическое лицо публичного права, выполняющее общественные функции в государстве; 5) самостоятельный субъект осуществления особых функций, закрепленных в Конституции РФ.

Центральный банк независим от исполнительной власти, не регистрируется в налоговых органах (т. е. не платит налоги), не отвечает по обязательствам Правительства, но при этом издает нормативные акты, обязательные для федеральных органов государственной власти.

Подотчетность Центрального банка законодательной власти не предполагает какую-то особую ответственность его руководства, кроме "отчетов" и "аудита". На практике, конечно, независимость Центрального банка не удается реализовать полностью. В российском обществе мало кто может поверить, что Центральный банк может быть на самом деле независим от государства, и над его руководителями всегда существует угроза посадки в тюрьму по уголовным делам, чем контроль над ними, по-видимому, и осуществляется.

Тем, кто бывал в здании Центрального банка на Неглинной в первой половине 1990-х, наверняка запомнилось довольно бедное внутреннее убранство: давно не крашеные стены, утратившие свои первоначальные цвета ковровые дорожки, порядком поистрепавшаяся мебель, дико визжащие матричные принтеры. Рассказывают, что одному из только что назначенных начальников департамента три дня не могли оборудовать рабочее место в виде стола и кресла и телефонного аппарата. После этого банкир, проработавший 10 лет в одном из совзагранбанков, написал заявление об увольнении "по собственном желанию". Представители банковского сообщества недоумевали: "Почему не ремонтируются помещения?" "Откуда денег взять?" — парировали центробанковцы, попутно жалуясь на "нищенские" оклады денежного содержания, отстающие от частного банковского сектора в два-три раза.

В отличие от коммерческого предприятия, цель которого — максимизация прибыли, перед Центральным банком стоят специфические задачи. Согласно законодательству, прибыль не является целью его деятельности. Центробанк ответственен за защиту и обеспечение устойчивости рубля, развитие и укрепление банковского сектора, а также обеспечение эффективного и бесперебойного функционирования платежной системы.

Закон "О банках и банковской деятельности в РСФСР", подписанный Председателем Верховного Совета РСФСР Б.Н.Ельциным 2 декабря 1990 г., умещался всего на семи страницах машинописного текста с двумя интервалами на бумаге формата А-4. Сейчас этот закон занимает в три раза больше места, хотя число глав и статей осталось практически неизменным: просто его нормы прописаны гораздо обстоятельнее. В период с 1990 г. по 2008 г. закон о банках и банковской деятельности претерпел более 20 изменений. При этом многие эксперты сходятся во мнении, что красной нитью большинства поправок является ужесточение контроля государства над банками. В своей первой редакции он являлся одним из самых либеральных законов того времени. За довольно короткий период в России было создано порядка 3 тыс. кредитных организаций, и это — абсолютный рекорд, достойный занесения в книгу рекордов Гиннеса.

В законе "О банках и банковской деятельности РСФСР", дается следующее определение банка: "Банк — коммерческое учреждение, являющееся юридическим лицом, которому в соответствии с настоящим законом на основании лицензии выдаваемой Центральным банком РСФСР, предоставлено право, привлекать денежные средства от юридических и физических лиц и от своего имени размещать их на условиях возвратности, платности и срочности, а также осуществлять иные банковские операции".

Закон "О банках и банковской деятельности в РСФСР" допускал создание банков на основе любой формы собственности и разрешил формирование уставных капиталов коммерческих банков из средств не только юридических, но и физических лиц. Для формирования уставного капитала кредитной организации запрещалось использовать привлеченные денежные средства, а также средства федерального бюджета, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.

С момента принятия данного закона и до конца 1990-х годов Банк России несколько раз изменял для вновь создаваемых банков минимальный размер их уставного капитала:

2,0 млрд. рублей — в июле 1994 года;

2,2 млрд. рублей — в октябре 1994 года;

3,0 млрд. рублей — в январе 1995 года;

4,0 млрд. рублей — в апреле 1995 года;

2,0 млн. экю — в мае 1996 года;

5,0 млн. экю — в июле 1998 года.

Решением Совета директоров Банка России от 28 февраля 1997 года установлено, что кредитные организации с капиталом, эквивалент которого составляет менее 1 млн. экю, с 1999 г. не могут иметь статус банка. Они должны перерегистрироваться в небанковские кредитные организации, быть реорганизованы иным способом (путем присоединения или слияния) или ликвидированы в установленном законом порядке. Но выполнение данного решения, вследствие финансово-банковского кризиса в августе 1998 года, было на неопределенный срок приостановлено.

В законе "О банках и банковской деятельности в РСФСР" прописаны процедуры учреждения и прекращения деятельности кредитных организаций, определен перечень банковских операций, условия, необходимые для получения лицензии на их проведение: ограниченной, расширенной или генеральной, а также причины и основания для их отзыва. Санкция в виде отзыва лицензии на осуществление банковских операций может быть применена Центральным банком в случаях:

— установления недостоверности сведений, на основании которых выдана лицензия;

— задержки начала осуществления банковских операций, предусмотренных лицензией, более чем на год со дня ее выдачи;

— установления фактов недостоверности отчетных данных;

— осуществления, в том числе однократного, банковских операций, не предусмотренных лицензией Центробанка;

— неисполнения требований федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, а также нормативных актов Центробанка, если в течение года к кредитной организации неоднократно применялись ранее указанные санкции;

— неудовлетворительного финансового положения кредитной организации, неисполнения ею своих обязательств перед вкладчиками и кредиторами.


В 2001 году в список оснований для отзыва у банка лицензии было включено неоднократное, а затем уточненное до двух прецедентов, нарушение требований федерального закона N115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма". Бум отзыва лицензий пришелся на период с 1995 г. по 1997 г. За три года было отозвано около 1 тыс. банковских лицензий. Позиция Центрального банка, как регулирующего органа, заключалась тогда не в намерении предпринять специальные меры для ускорения банкротств, а в том, чтобы перестать прилагать титанические усилия для их предотвращения. Всего же, по данным Центрального банка на 1 января 2008 года, с момента создания первого кооперативного банка канули в Лету почти 1900 банков.

Банковская система России — очень своеобразное явление, как с институциональной, так и регулятивной точки зрения. Хотя античные историки придерживаются мнения о том, что последних кентавров перебил Геракл, современные историки могут с ними поспорить, приведя в качестве примера банковскую систему России с головой в виде Центрального банка, туловищем в виде сохранившихся, несмотря на ультралиберальные гонения, учреждений советской банковской системы (Сбербанк, Агропромбанк, Внешторгбанк, Внешэкономбанк СССР). И филейной частью — в виде коммерческих банков.

Такого кентавра, как российская банковская система, еще не было ни в одной стране мира. Эта система сложилась исторически из советской многоуровневой филиальной системы, образованной учреждениями Госбанка СССР, и из западной двухуровневой корреспондентской банковской системы. И насколько стройна и логична советская банковская система, насколько оптимальна западная банковская система, настолько кажется нелепым их механическое соединение.

Как-то описать величину платежной массы в такой банковской системе вообще не представляется возможным. По оценке специалистов, только 10–20 % всего денежного обращения страны проходит через коммерческие банки; остальное — через систему федерального казначейства Министерства финансов, расчетно-кассовые центры (РКЦ) Центрального банка и государственные банки ().

Некоторые специалисты считают, что в соответствии с направлениями движения финансовых потоков в России сформировалась не двухуровневая, а четырехуровневая банковская система. Первый уровень — Центральный банк и федеральное казначейство; второй — крупнейшие государственные и муниципальные банки общефедерального значения — партнеры Центрального банка, обслуживающие бюджет, его крупнейших плательщиков и стратегические предприятия; третий — крупные региональные банки, обслуживающие местный бюджет, градообразующие предприятия, население и проводящие региональные платежи; четвертый — средние и мелкие банки, обслуживающих малый и средний бизнес. Рисунок 1


Одним из самых слабых мест российской банковской системы была и остается монополия Сбербанка на рынке банковских услуг. Это подтверждается всеми финансистами в России и за рубежом, но никто не знает, как с этой монополией бороться, — ведь роль Сбербанка в экономике слишком велика. Сбербанк — единственная кредитная организация, имеющая капитал и ресурсную базу, достаточную для того, чтобы предоставлять отдельным заемщикам ссуды объемом свыше $1 млрд. Сбербанка также обеспечивает значительную часть ликвидности на рынке государственных долговых инструментов. Вместе с тем, как дочерняя организация Центрального банка, Сбербанк не рискует потерей своего капитала в случае неудовлетворительного управления или иных факторов, наиболее ярко проявившихся накануне и в период финансово-банковского кризиса 1998 года. Благодаря государственной поддержке и повышению комиссий за расчетное обслуживание, Сбербанку удалось выдержать дефолт по ГКО-ОФЗ 1998 года (в тот момент доля государственных долговых обязательств в активах Сбербанка составляла 52 %, а на кредитный портфель приходилось не более 20 % активов).

Сбербанк и по сей день является любимым детищем Центробанка, которому принадлежит свыше 57 % акций. В результате проведенного в 2007 году IPO в руках институциональных инвесторов оказалось 33 % акций, у частных лиц — 5 %. Всего у банка 200 тысяч акционеров. Сбербанк лидирует не только по размеру активов, но и по количеству расчетных счетов юридических лиц, контролирует 53,4 % рынка частных вкладов (основная масса депозитов "физиков" приходится на так называемые пенсионные вклады в рублях). Стоит отметить, что на начало 2002 года его доля в общей сумме банковских вкладов населения составляла 71,4 %. Снижению доли рынка, занимаемой Сбербанком, способствовала организация системы страхования вкладов и повышение суммы страхового возмещения.

Исторически сложившаяся развитая территориальная сеть (почти 900 офисов продаж) способствует и успехам Сбербанка на рынке расчетно-кассового обслуживания физических лиц. Через Сбербанк получают зарплату 11 млн. человек, пенсии — 12 млн. человек. Филиальная структура Сбербанка состоит из трех уровней: это 17 территориальных банков, 848 отделений и более 19 тыс. внутренних структурных подразделений. В банке работают 250 тыс. человек (средний размер заработной платы — 25 тыс. руб.). Активы Сбербанка почти в 4 раза превышают размер активов следующих за ним ВТБ и "Газпромбанка". Сбербанк входит в TOP-200 крупнейших банков мира по размеру активов и по размеру капитала. Рыночная капитализация — $85 млрд. — сопоставима, по данным на 2007-й год, с капитализацией французской банковской группы Societe Generale и швейцарской Credit Suisse.

30 апреля 1991 г. Центральный банк РСФСР издал инструкцию N1 "О порядке регулирования деятельности коммерческих банков", которая продолжила начатую Госбанком СССР нормотворческую деятельность по организации в России системы банковского надзора — общего (юридического) и пруденциального (финансово-правового).

Кредитные организации вправе осуществлять свою деятельность с момента получения лицензии. Однако, новым банкам Центральный банк, как правило, в начале выдает лицензию на проведение ограниченного круга операций, который через два года успешной работы коммерческого банка может быть расширен. Если учредители банка планируют оказание услуг в иностранной валюте, им необходимо для получения соответствующей лицензии подготовить второй комплект учредительных документов и часть уставного капитала сформировать в иностранной валюте. Особое место среди разрешительных документов занимает генеральная лицензия, выдаваемая банку, имеющему лицензии на выполнение всех банковских операций со средствами в рублях и иностранной валюте. С ее получением коммерческий банк приобретает право открывать филиалы за рубежом и участвовать в акционерном капитале кредитных организаций-нерезидентов.

Подобно тому, как каждое промышленное предприятие или строительная организация руководствуется в своей работе определенными регламентами, стандартами и техническими условиями, так и каждая кредитная организация обязана выполнять определенные требования при проведении отдельных активных, пассивных или забалансовых операций. Инструкция N1 содержала формально 9, а фактически 12 экономических нормативов:

Н1-минимальная достаточность капитала — соотношение капитала банка и суммарного объема активов, взвешенных с учетом риска.

Н2-минимальная текущая ликвидность — отношение суммы активов к сумме обязательств банка по счетам до востребования более половины ликвидных активов представлено остатками по счету "Операции с государственными ценными бумагами".

Н3-норматив мгновенной ликвидности банка-отношение суммы высоколиквидных активов к обязательствам банка до востребования.

Н4-максимальный риск по долгосрочным кредитам — отношение кредитов сроком свыше года к капиталу и долгосрочным депозитам.

Н5-минимальное соотношение ликвидных и суммарных активов. Соотношение ликвидных активов и суммарных активов. Суммарные активы рассматриваются как активы-нетто.

Н6-максимальный размер риска на одного заемщика — отношение совокупной суммы кредитов и гарантий, выданных одному заемщику к капиталу банка.

Н7-максимальный размер риска по крупным кредитам — соотношение совокупной величины крупных кредитов и 50 % гарантий к капиталу банка.

Н8-максимальный размер риска на одного кредитора — соотношение величины вклада по счетам одного кредитора к капиталу банка.

Н9-максимальный размер кредитов, предоставленных одному акционеру — отношение совокупной суммы кредитов и гарантий, выданных одному заемщику-акционеру, к капиталу банка.

Н10-максимальный размер кредитов, гарантий и поручительств, предоставленных инсайдеру. Отношение совокупной суммы кредитов и гарантий, выданных инсайдерам, к капиталу банка.

Н11-максимальный размер привлеченных вкладов населения. Соотношение общей суммы вкладов граждан и капитала банка.

Н12-максимальное использование собственных средств для приобретения акций одного юридического лица. Процентное соотношение инвестируемых и собственных средств.


С особым тщанием Центральный банк следит за соблюдением норматива Н1. Норматив достаточности капитала — это единственный норматив, несоблюдение которого сразу влечет отзыв у банка лицензии. Методика расчета этого норматива с момента выхода Инструкции N1, претерпела многократные изменения. Для банков с капиталом от 5 млн. экю и более Н1 составлял: до 1 июля 1995 г.- 6 %, с 1 февраля 1998 г. — 7 %; с 1 февраля 1999 г. — 8 %; с 1 января 2000 г. — 10 %.

В целях выполнения норматива Н1 банки используют две основные стратегии. Первая — предполагает постоянное поддержание норматива на уровне, который незначительно превосходит минимально допустимое значение. Вторая стратегия основана на масштабном разовом увеличении капитала, которое приводит к перевыполнение норматива Н1 в несколько раз, и затем медленном его снижения до очередного наращивания капитала.

В надзорных целях Центральный банк требует от кредитных организаций более 100 форм отчетности, в том числе часть из них на ежедневной основе. Показатели и объем отчетности, особенно, на этапе становления российской банковской системы были очень нестабильны, в них непрерывно вносились изменения, нередко задним числом. Составление обязательных отчетов всегда обходилось коммерческим банкам очень дорого (раздутые штаты бухгалтерии, отвлечение времени сотрудников от выполнения основной работы и т. д.). При этом значительная часть отчетных форм и данных надзорными органами Центрального банка не используется, так как для их обработки и анализа даже у Центрального банка не хватает квалифицированных специалистов.

26 апреля 1991 года Совет директоров Центрального Банка РСФСР утвердил типовое Положение "О расчетно-кассовом центре территориального главного управления Центрального банка РСФСР (Банка России"), а 6 декабря 1991 года — типовое Положение "О территориальном главном управлении Центрального Банка РСФСР (Банка России)".

Главные теруправления Банка России, это — его обособленные подразделения, осуществляющие часть его функций на определенной территории. Наименование Главного управления определяется Банком России и включает в себя слова "Главное управление Центрального банка по", затем следует (в дательном падеже) наименование региона деятельности этого управления. Главное управление выполняет важные функции по организации деятельности банковской системы в российских регионах, в том числе:

— организует работу расчетно-кассовых центров (РКЦ), как основных технологических звеньев национальной расчетно-платежной системы;

— обеспечивает проведение единой федеральной политики в области денежного обращения, кредитного регулирования, использования кредитных ресурсов и осуществляет надзор за деятельностью банков и их филиалов;

— организует расчеты между банками по корреспондентским счетам;

— осуществляет контроль за соблюдением банками экономических нормативов;

— вырабатывает предложения по устранению недостатков в деятельности банков на основе анализа отчетности и данных, полученных в порядке надзорной деятельности;

— контролирует правильность подготовки документов, необходимых для учреждения коммерческих банков, регистрирует коммерческие банки, уменьшение и увеличение их уставных капиталов, контролирует внесение необходимых изменений в учредительные документы;

— применяет к нарушителям санкции;

— ставит перед учредителями банков вопрос о созыве собраний участников банка в случае возникновения угрозы банкротства банка;

— организует кассовое обслуживание банков, отдельных предприятий и организаций;

— организует функционирование и развитие банковской сети телекоммуникаций.


Рассказывают, что в 1996 году на одном совещании председатель Центробанка С.К.Дубинин, сравнил главные теруправления с "дальними заставами, проводящими в жизнь решения большого ЦБ на местах". Дело, надо признать, непростое и даже неблагодарное. Не секрет, что местные органы власти в эпоху Ельцина не всегда были согласны с экономической и денежно-кредитной политикой Москвы. И именно деньги, а точнее говоря — недостаток финансирования, как правило, являлись первопричиной разногласий центра и регионов. Не случайно в середине 1990-х по системе территориальных управлений Центробанка прокатилась волна арестов. Против строптивых начальников ГТУ фабриковались уголовные дела. Были и примеры обратного свойства. Территориальное управление (национальный банк) Калмыкии, настолько проникся либеральными идеями Президента Республики Кирсана Илюмжинова, вплоть до самовольной эмиссии, что калмыцкий национальный банк 10 сентября 1998 года пришлось переподчинить ГТУ по Волгоградской области. На особом положении у Центробанка находится Главное управление по городу Москве. Его деятельность регулируется специальным положением, что связано не столько с его особым статусом, сколько с особой структурой. Дело в том, что любое территориальное управление состоит из нескольких РКЦ плюс центральный аппарат. Что же касается Москвы, то здесь на базе РКЦ созданы еще и специализированные отделения.

По состоянию на 1 января 2007 г. в структуру Центрального банка РФ (Банка России) входили: центральный аппарат (23 департамента, Главная инспекция кредитных организаций, Главное управление безопасности и защиты информации, Главное управление недвижимости); 59 главных территориальных управлений; 19 национальных банков автономных республик; 30 региональных центров информатизации; 76 головных, 2 центральных расчетно-кассовых центра и 1260 региональных расчетно-кассовых центров, а также ОПЕРУ- 1, ОПЕРУ- 2 и Центральное Операционное управление.

В 1992 году при Центральном банке, его территориальных управлениях было создано 1300 расчетно-кассовых центров (РКЦ). Наименование РКЦ определяется Банком России и включает в себя название населенного пункта, где находится аппарат управления РКЦ, и Главного управления, в составе которого действует РКЦ.

В РКЦ открываются корреспондентские счета коммерческих банков, счета по учету доходов и расходов бюджета, пенсионного фонда и других государственных фондов, счета бюджетных организаций, филиалов и отделений Сбербанка, предприятий Минсвязи, корреспондентские субсчета филиалов коммерческих банков и т. д. Основная функция РКЦ — проведение расчетов между учреждениями (головными офисами и филиалами) разных банков с необходимым ведением корреспондентских счетов. Кроме того РКЦ занимаются эмиссионно-кассовыми, а также многими другими операциями: кассовым исполнением бюджетов федеральных и региональных органов власти и органов местного самоуправления, проводками ассигнований государственных капитальных вложений, операциями с ценными бумагами и операциями неторгового характера в иностранной валюте. В системе РКЦ в настоящее время занято более 30 тыс. человек. Это — самое крупное и наиболее капиталоемкое в смысле затрат на содержание инфраструктуры подразделение главного банка страны.

РКЦ проводят безналичные расчеты между клиентами различных кредитных организаций путем списания и зачисления денежных средств с их корреспондентских счетов. Расчеты между РКЦ по операциям коммерческих банков, а также по их собственным операциям осуществляются через счета межфилиальных оборотов (МФО), для чего РКЦ присваиваются номера по МФО (коммерческим банкам такие счета не открываются). Расчеты осуществляются на основании специальных документов — авизо, представляющих собой официальное уведомление одним банком другого о выполнении расчетных операций по корреспондентским счетам или счетам клиентов. Авизо составляются и отправляются РКЦ в адрес другого РКЦ для завершения межфилиальных операций.

Авизо могут быть почтовыми и телеграфными. При от-сутствии средств на корсчете банка, его клиент не может произвести платеж, даже при наличии у него средств на расчетном счете. Средства, списанные с расчетных, текущих, бюджетных счетов клиентов, не оплаченные банком из-за отсутствия средств на корреспондентском счете, учитываются последним как просроченная кредиторская задолженность на отдельном балансовом счете 47 418 "Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности средств". Банк обязан не позднее следующего рабочего дня выслать извещение клиенту о помещении переданных им на исполнение расчетных документов в картотеку, из-за отсутствия средств на корсчете.

Подкрепление корреспондентских счетов коммерческих банков осуществляется путем зачисления на них средств, поступающих в адрес уч-реждений банков, а также за счет межбанковских кредитов. В случае образования дебетового сальдо по корреспондентскому счету, если это допустимо, коммерческий банк уплачивает проценты, начисляемые на сумму ежедневного дебетового сальдо.

Ускорению расчетов и нормализации денежного оборота спо-собствовало открытие банками друг у друга корреспондентских сче-тов (ЛОРО и НОСТРО) на основе межбанковских соглашений. Банки могут производить расчеты путем зачета взаимных тре-бований, организовывать свои расчетные (клиринговые) центры для соверше-ния расчетов обслуживаемой клиентуры, проводить в них зачет-ные операции взаимных требований клиентов, а также открывать, корреспондентские субсчета в других банках, например, в целях перемещения расчетов в пространство других расчетно-платежных систем. Сальдо взаимных платежей должно погашаться переводом средств по корреспон-дентским счетам этих банков, а также по корреспондентскому счету в РКЦ.

В структурах Центрального банка занято около 80 тыс. человек. Для сравнения, во всех центральных банках еврозоны занято 55 тыс. человек. В федеральной резервной системе США занято около 30 тыс. человек, в Банке Японии — 5 тыс. человек. Самый многолюдный Народный банк Китая — 150 тыс. человек.

В 1992 году тогдашний российский Министр обороны Грачев по предложению начальника финансового управления генерала Воробьева очень активно добивался переподчинения Министерству обороны бывших полевых учреждений Госбанка СССР. Рассказывают, что, однажды, на заседании Правительства председатель Центробанка Геращенко прислал Грачеву записку следующего содержания:

"Уважаемый Павел Сергеевич! Давно хотел рассказать вам один анекдот. Василий Иванович Чапаев спрашивает: — Товарищи бойцы! Нужны ли птицам деньги? — Нет, товарищ комдив! — Тогда вот какое дело, орлы…". Вот и я вам хочу сказать, что, пока в Минобороны сидят люди с птичьими фамилиями, все расчеты через полевые учреждения Центробанка останутся в моем ведении. С уважением, В.Геращенко".


1 июня 1992 г. Президиум Верховного Совета РСФСР утвердил "Положении о полевых учреждениях Центрального банка Российской Федерации" (постановление N 2897-I). Созданные для обслуживания войск в ходе ведения боевых дейст-вий полевые учреждения Центрального банка функционируют и в мирное время. Для выполнения своих функций полевые учреждения (ПУ) имеют отлаженную систему, включаю-щую в себя более 140 полевых банков. Кроме рас-четно-кассового обслуживания, ПУ могут выполнять и иные виды банковских операций, в том числе — устанавливать корреспон-дентские отношения с иностранными банками при нахождении рос-сийских войск за границей и осуществлять валютное обслуживание воинских частей, учреждений и организаций.

5 июня 1998 г. совместным Приказом Председателя Цен-трального банка Российской Федерации и Министра обороны Российской Федерации было утверждено новое "Положение о полевых уч-реждениях Центрального Банка Российской Федерации (Банка Рос-сии)". В приказе говорится о том, что полевые учреждения предназначены для бан-ковского обслуживания воинских частей, предприятий, учреждений и организаций Министерства обороны РФ, а также иных государствен-ных органов и юридических лиц, обеспечивающих безопасность Рос-сийской Федерации, и физических лиц, проживающих на территории объектов, обслуживаемых полевыми учреждениями, в тех случаях, когда создание и функционирование территориальных учреждений Банка России невозможно. Само "Положение" является документом для служебного пользования.

В настоящее время действует следующая структура полевых банков: Департамент полевых учреж-дений ЦБ РФ — полевое управление — полевой отдел — полевое отделе-ние. Полевые учрежде-ния Банка России являются воинскими учреждениями и руководствуются в своей деятельности воинскими уставами, а также "Положением о полевых уч-реждениях Центрального Банка Российской Федерации (Банка Рос-сии)". Они ком-плектуются военнослужащими и соблюдают установленный порядок прохождения военной службы, предполагающий действие принципа единоначалия.