Главная Банки и деньги Реформа советской банковской системы в 988–990 гг



Реформа советской банковской системы в 988–990 гг
05.12.12 14:04
Реформа советской банковской системы в 988–990 гг

К.Маркс характеризовал современную ему банковскую систему середины XIX века как "самое искусное и совершенное творение, к которому вообще приводит капиталистический способ производства". Советская банковская система также по-своему была искусна и не менее совершенна. Она состояла из территориальных и специализированных учреждений Государственного Банка СССР. Все безналичные расчеты и платежи между этими учреждениями совершались посредством межфилиальных оборотов (МФО). Движение платежных средств происходило путём их перечисления с одного счёта на другой по так называемым мемориальным ордерам (нечто среднее между платежным поручением и платежным требованием.) или путём зачёта взаимных требований (клиринга).

Значение расчетной и платежной системы в современной экономике обычно определяется как "артериальная", в силу важности выполняемой ею функции — обеспечения своевременного и необременительного перевода денежных средств от одних экономических агентов к другим. Расчетное обслуживание в советской банковской системе было безупречно, проблема технических неплатежей отсутствовала, равно как и угроза банковского банкротства или корпоративных дефолтов. Все безналичные расчеты велись на основе баланса, то есть буквально каждая проводка каждого платежного документа могла быть произведена не ранее, чем проходила проверка результата ее исполнения.

Предприятия, организации и учреждения могли иметь в своей кассе наличные деньги в пределах лимитов и использовать деньги из выручки в пределах норм, устанавливаемых ежегодно отделениями Госбанка СССР с участием руководителей указанных организаций. Размер и целевое направление выдач наличных денег из касс Госбанка или изъятия их из обращения пересматривались каждый квартал года. При составлении кассовых планов учреждения Госбанка были обязаны тщательно анализировать намечаемый результат плана (выпуск денег или изъятие их из обращения) и на основе этого анализа разрабатывать предложения, направленные на обеспечение правильного соотношения между денежными доходами и расходами населения, к сокращению эмиссии или увеличению изъятия денег из обращения. Самый известный документ на эту тему — Инструкция N6 Госбанка СССР "Об организации работы по денежному обращению учреждениями Государственного банка СССР" от 3 декабря 1986 года.

Кредитование предприятий и колхозов осуществлялось на основе следующих принципов: плановость кредита (ссуды выдавались в соответствии с установленными плановыми заданиями в меру выполнения народно-хозяйственных планов); прямое кредитование (банк выдавал ссуды непосредственно хозяйствующему субъекту, который их использовал); обеспеченность кредита материальными ценностями или соответствующими расчётными документами; целевое направление кредита (под определённые в плане объекты капиталовложений) и на потребности, связанные с выполнением плана производства и реализации продукции; срочность и возвратность кредита.

Посредством краткосрочных кредитов, предоставляемых, как правило, на срок до одного года, обеспечивалось пополнение оборотных средств предприятий и колхозов, например, для оплаты поставок сырья, материалов, топлива, создание, расширение и обновление основных фондов. Посредством долгосрочных кредитов, предоставляемых на срок от 2-х до 5-ти лет, финансировались затраты предприятий и колхозов на строительство производственных объектов, зданий непроизводственного назначения (сельские и заводские дома культуры, поликлиники, дома отдыха трудящихся, санатории и т. д.), затраты на внедрение новой техники и прогрессивных технологий. Средняя процентная ставка по всем кредитам — краткосрочным и долгосрочным — составляла порядка 2 % в годовом исчислении. В советской экономической науке

При недостатке денежных средств на счете клиента для списания кредиторской задолженности заводилась картотека, посредством которой учреждение Госбанка СССР регулировало очередность погашения и списания долгов. Кроме того, за просроченную задолженность заемщик выплачивал Госбанку неустойку в виде пени и штрафов. Для руководителя предприятия или колхоза "влететь на картотеку" было все равно, что получить от бюро райкома КПСС "строгий выговор с предупреждением". Ибо существовало понятие "финансовая дисциплина", за нарушение которой руководителей предприятий и колхозов не только публично "прорабатывали" на партсобраниях и т. д., но иногда даже подвергали уголовному преследованию.

До 1986 года в банковскую систему СССР входили следующие государственные учреждения: Госбанк, Стройбанк, Внешторгбанк, Гострудсберкассы. Эмиссионные, управленческие и контрольные функции, а также краткосрочное кредитование и расчетно-кассовое обслуживание выполнял Госбанк СССР. Его активы превышали совокупные активы таких крупнейших банков, как "Bank of America", "Citi bank", "Cheis Mantheten bank" (США), Дойче банк (ФРГ), Креди Лионе (Франция), Дайити Канге банк (Япония) и Барклайз банк (Великобритания). Организационно Госбанк СССР состоял из трех звеньев: правление, конторы и отделения (филиалы). Центральным звеном являлось Правление, которое руководило всей банковской системой через конторы — республиканские, городские, областные и краевые. Всего в 1987 году насчитывалось 185 таких контор. Им непосредственно подчинялись 4274 отделения, функционировавшие практически в каждом административном районе страны. Отделения Госбанка СССР обслуживали предприятия и организации, расположенные на территории данного района и имевшие в этом отделении свой расчетный счет. Каждое отделение Госбанка представляло собой в одном лице расчетно-кассовый и инкассаторский центр. Все, обслуживаемые им предприятия, колхозы и бюджетные организации, получали от него наличные денежные средства для выплаты заработной платы и т. д., либо, что касается предприятий торговли и сервиса, сдавали полученные от продажи товаров и услуг наличные денежные средства для зачисления их на свой расчетный счет.

Стройбанк СССР являлся многозвенной централизованной кредитной организацией. Правление банка осуществляло руководство своими учреждениями через республиканские и областные (краевые) конторы, число которых составляло 180. Правда, Стройбанк не имел на местах широкой сети отделений (филиалов). Отделения открывались с учетом объема финансирования и кредитования капитальных вложений в данном экономическом районе. К началу 1986 г. в системе Стройбанка насчитывалось 908 отделений. В административных районах, где в связи с незначительными объемами финансирования и кредитования капитальных вложений было нецелесообразно открывать отделения Стройбанка, все необходимые операции выполнялись уполномоченными Стройбанка при отделениях Госбанка СССР. Всего было открыто около 800 пунктов уполномоченных Стройбанка. Если же и открытие пункта уполномоченного считалось нецелесообразным, то все операции по финансированию и кредитованию капитальных вложений возлагались на договорных началах на отделение Госбанка, выполнявшее их за счет кредитных ресурсов Стройбанка.

Внешторгбанк СССР имел небольшую сеть учреждений — 17 отделений на территории страны и одно в Швейцарии. В своей работе Внешторгбанк широко использовал корреспондентские отношения: в 131 стране он поддерживал связи с 1835 банками-корреспондентами различных стран мира.

Государственные трудовые сберегательные кассы имели весьма разветвленную сеть — 78,5 тыс. сберкасс. Общее руководство их деятельностью осуществлял Госбанк СССР. В свою очередь система Гострудсберкасс возглавлялась Правлением, которому были подчинены главные управления союзных республик. На территории автономных республик, областей и краев руководство работой сберкасс осуществляли соответственно республиканские, областные и краевые управления. Непосредственным рабочим звеном в этой системе являлись сберегательные кассы: центральные, кассы 1-го и 2-го разрядов и агентства. Центральные сберегательные кассы руководили работой сберкасс на территории города или района и совершали все виды операций, возложенных на сберкассы. Сберкассы 1-го и 2-го разрядов, а также агентства различались по количеству штатных работников.

Советская банковская система включала в себя также банки за границей с участием капитала советских организаций. Совзагранбанки и их отделения работали в следующих странах: во Франции — Коммерческий банк для Северной Европы в Париже; в Великобритании — Московский народный банк в Лондоне с отделениями в Ливане (Бейрут) и Сингапуре; в ФРГ — Ост-Вест Хандельсбанк во Франкфурте-на-Майне; в Люксембурге — Ист-Вест Юнайтед бэнк; в Австрии — Донау банк (Вена). Вышеназванные банки были созданы для обслуживания предприятий и организаций СССР и других социалистических стран. В соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 29 июля 1985 г. N 703–216 и приказом Правления Госбанка СССР от 22 октября 1985 г. N 70с работа по руководству совзагранбанками была строго централизована и сосредоточена во Внешторгбанке. Их прибыль по итогам деятельности в различной форме переводилась в СССР и отражалась по статьям валютного плана Госбанка СССР.

Совзагранбанки выполняли по поручениям своих клиентов депозитные, кредитные, расчетные, валютные и прочие операции на международных финансовых рынках. Они также выполняли функции учебных центров для банковской системы страны и служили источниками информации о международных рынках капитала.

В общем, результатом централизованного управления деньгами и кредитом стала денежно-кредитная система, при которой:

— кредитором хозяйствующих субъектов является государство;

— хозяйствующим субъектам дозволен неограниченный доступ к кредиту по символическим процентным ставкам;

— хозяйствующим субъектам предписана строгая финансовая дисциплина, определенная жесткими регламентами использования заемных средств;

— единый госбанк целенаправленно распределяет кредиты, проводит все платежи и расчеты, контролируя и наказывая заемщиков символическими штрафами за отклонения от запланированных нормативов.


Начиная со второй половины 1950-х годов и до начала горбачевской перестройки советское руководство неоднократно пыталось использовать банковскую систему СССР для решения фундаментального вопроса социалистической экономики — создания саморегулируемого хозяйственного механизма, работающего без приказа, мелочной опеки и внеэкономического принуждения. Чтобы не утомлять читателя долгими аргументами, сошлемся как на аксиому на хорошо известное кибернетикам утверждение: управляющая система не может быть проще управляемой. Период "ручного" управления экономикой посредством Госплана и "железных наркомов" закончился в 1953 году со смертью И.В.Сталина.

21 августа 1954 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление "О роли и задачах Государственного банка СССР". Госбанку СССР и подчиненных ему Стройбанку и Внешторгбанку предлагалось развивать кредитные и расчетные отношения с предприятиями и колхозами, в зависимости от выполнения ими качественных показателей государственного плана, сохранности и правильного использования собственных оборотных средств, состояния запасов товарно-материальных ценностей, расчетов с банками по ссудам. На основе решений сентябрьского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС Госбанку СССР и его учреждениям было предложено предоставлять предприятиям и колхозам кредиты, в зависимости от выполнения ими планов реализации продукции (планов отгрузки) и планов накоплений, а также сохранности собственных оборотных средств.

В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 июля 1979 года N 695 "Об улучшении планирования и усилении воздействия хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества работы" Госбанку СССР предлагалось оказывать необходимую помощь и предоставлять особые льготы тем предприятиям, которые успешно выполняют планы производства, осуществляют поставки продукции в соответствии с договорными обязательствами и выполняют задания по повышению производительности труда и снижению себестоимости. При временных финансовых затруднениях таких предприятий Госбанку СССР разрешалось выдавать ссуду на любые потребности, возникающие в ходе производства и реализации продукции, сроком до 60 дней. Ссуды на выплату заработной платы сроком до 30 дней разрешалось выдавать, независимо от состояния расчетов предприятий по ранее полученным ссудам. Ясно, что такая установка происходила не от хорошей жизни и свидетельствовала о том, что советские предприятия крайне нуждались в более гибкой системе погашения кредиторской задолженности и расширении хозяйственной самостоятельности.

К началу 1980-х годов назрела необходимость реформы самой банковской системы. Все более очевидными становились ее крайний бюрократизм и технологическая отсталость. В Госбанке СССР действовало 27 основных инструкций, из которых, например, инструкции N1 и N5 состояли соответственно из 462 и 771 статей и с приложениями занимали соответственно 278 и 224 страницы печатного теиста. Следует учесть еще огром-ный поток приказов Госбанка СССР и так называемых "циркулярных писем", на основании которых изменялись, дополнялись и отменялись отдель-ные положения указанных инструкций. Не только корпоративная клиентура была не в си-лах разобраться во всей этой огромной массе инструкций, при-казов, циркулярных писем, установить, какие правила действуют, а какие отменены или изменены, но даже опытные работники советских банков, зачастую, были вынуждены принимать решения на свой страх и риск. Основные проблемы — списание убытков и оценка упущенной выгоды. В условиях тотального огосударствления, конечно же, не могло быть речи о таком виде обеспечения кредитов, как залог, поскольку субъектами правоотношений было, в сущности, и со стороны заемщика и со стороны кредитора государство.

Уровень развития банковских технологий также оставлял желать лучшего. Насколько известно из скудных источников, в 1990 году в системе учреждений Госбанка СССР функционировало 70 вычислительных центров (ВЦ), в которых использовался комплекс стационарных цифровых вычислительных машин 3-его поколения (на интегральных микросхемах) с диапазоном производительности от десятков тысяч до нескольких млн. операций в 1 сек. Все ВЦ были связаны телефонными и телеграфными каналами, образуя сеть из 9500 линий связи. Первая отечественная автоматизированная банковская система — "АБС Банк" — была разработана еще в начале 1970-х годов, и с тех не модернизировалась. Посредством этой системы ВЦ Госбанка осуществляли:

— автоматизированную обработку данных по бухгалтерскому учету банковских учреждений Москвы, Московской области и еще 13-ти крупнейших регионов страны (подсистема "Операционный день Госбанка");

— автоматизированное выполнение процесса квитовки и контроля межфилиальных оборотов ("Квитовка МФО" и "Контроль МФО");

— автоматизированное ведение аналитического и синтетического учета операций Внешторгбанка (подсистема "Операционный день Внешторгбанка");

— автоматизированное начисление процентов по кредитам.


Ежесуточный объем информации, поступающий на вход "АБС Банк", достигал 15х106 алфавитно-цифровых знаков, что составляло, примерно, 350 тыс. банковских документов. В памяти "АБС Банк" хранилась информация о состоянии 200 тыс. лицевых счетов учреждений, предприятий и организаций столицы. Результаты обработки данных выдавались на печатающие устройства в виде окончательно оформленных банковских документов по 300 формам с общим объемом 15 млн. 128-разрядных строк.

В середине 1970-х годов в мировой банковской практике использовались ЭВМ 4-го поколения, а с 1980 года получили широкое распространение персональные компьютеры и высокоскоростные коммуникационные системы. Совершился переход от оборота банковских документов на бумажных носителях к электронному документообороту. Появились новые компьютерные программы, благодаря которым стало возможным практическое применение электронных систем денежных переводов и проведение расчетов и платежей в режиме реального времени. Преобразились и сами банки. Из классических ссудо-сберегательных финансовых институтов они превратились в финансовые супермаркеты, предоставляющие юридическим и физическим лицам огромный перечень банковских, финансовых и консалтинговых услуг. В этом смысле Госбанк СССР и советские специализированные банки со своими технологиями и качеством сервиса отстали от банков США, Западной Европы и Японии, по меньшей мере, на десять лет.

Противоречивая технико-экономическая структура советской экономики, в которой лидирующую роль играли заведомо устаревшие отрасли производства, сделали СССР особо восприимчивым к охватившему весь мир кризису и распаду индустриализма. В 1970-1980-е годы СССР превосходил США по объему производства железной руды, алюминия, угля, кокса, тракторов, цемента, деловой древесины и т. д. Гипертрофия добычи ресурсов и их первичной переработки, тяжелого машиностроения определяли максимальную энергоемкость производства. Стоит напомнить, что только в советской политэкономии еще со времен И.В.Сталина цена определялась затратами. В рыночной экономике существуют дополнительные критерии, так или иначе связанные с полезностью и эффективностью продукта. Цена должна подавать правильный сигнал рыночным агентам. Для электроэнергии это, например, снижение энергоемкости производства.

В то время, когда в развитых странах Запада и Японии для производства одного килограмма потребляемой человеком продукции расходовалось 4 килограмма исходного материала, то в СССР — 40. От пятилетки к пятилетке в СССР происходило ухудшение основных экономических показателей: рост производительности труда упал с 39 % в 1966–1970 годах до 16 % в 1981–1985 годах, валового продукта — с 42 % до 19 %. Разрыв с США перестал сокращаться, а в 1980-е — вырос.

Проблемы эффективного индустриального развития усугублял постоянный рост числа глобальных проектов, что при дефиците ресурсов неизбежно вело к росту объемов незавершенного строительства и к срывам в выполнении планов ввода новых производственных мощностей. В условиях жесткого административного контроля производители не имели стимулов к внедрению технологических нововведений. Планирование сводилось, главным образом, к распределению ресурсов между сложившимися отраслями и к попыткам "расшить" узкие места в них за счет расширения производства. Поэтому структура выпусков изменялась очень медленно, в основном за счет ввода в строй новых мощностей. Старые, морально и физически устаревшие мощности из производства не выводились, что порождало все новые и новые товарные дефициты. В стране производили больше всех в мире обуви на душу населения, но что это была за обувь!? Из 600 с лишним миллионов пар две трети пылились на прилавках, а потом утилизировались.

Из года в год все более металлоемкими становились промышленное оборудование и станки. Водители грузовых автомобилей сливали в канавы миллионы тонн горючего, чтобы заработать несколько лишних рублей (их зарплата зависела от выполнения плана по километражу, а последний должен был соответствовать затраченному горючему). Вдоль железных дорог громоздились горы гибнувших под дождем удобрений, ибо фабрики по их производству строились и поддерживались в действующем состоянии в первую очередь в качестве сырьевой базы для промышленного производства боеприпасов. Деньги тратились впустую, труд — впустую. Станочный парк одной только авиационной промышленности СССР был равен всему станочному парку США. А использовался он только на 18 %.

Суть проблемы прекрасно уловили самые непримиримые противники СССР и коммунистической идеологии. Еще в июне 1982 г., выступая в английском парламенте, Президент США Рональд Рейган произнес пророческие слова: "В ироническом смысле Карл Маркс был прав. Мы являемся свидетелями большого кризиса революционного характера, кризиса, в котором требования эко-номического порядка противоречат требованиям порядка общественного. Но только кризис этот развивается не на свободном, немарксистском Западе, а в колыбели марксизма-ленинизма, в Советском Союзе… Мы видим здесь политиче-скую структуру, не имеющую связи со своей экономической базой, общество, производительные силы, которого связаны политическими си-лами".

Заскорузлое политическое мышление лишило правящую элиту осознания ситуации в целом. Понятой казалась только угроза утраты власти в случае неконтролируемого хода предстоящей информационной (многие известные деятели науки и культуры понимали, что и социальной) революции и либерализации общества. Смутно осознавалась и неизбежность технологической и экономической деградации в случае торможения перемен. Поэтому правящей элитой после прихода в 1982 г. к власти руководителя КГБ Ю.В.Андропова был выбран "компромиссный" вариант частичного торможения и локализации прогресса в сфере информационных технологий и глобальных коммуникаций, с целью сохранения контроля партии и государства над обществом. Утрата такого контроля означала бы неуправляемую динамику, а "революция на тормозах", наконец, воплотившаяся в середине 1980-х годов в горбачевской политике "гласности", "ускорения" и "новом мышлении", казалось, давала шанс на успех.

Считается, что перестройка управления советской экономикой началась с принятия Закона СССР "О государственном предприятии (объединении)" от 30 июня 1987 года. Вслед за этим законом были приняты различные постановления о перестройке системы управления Госплана СССР, Государственного комитета СССР по науке и технике, Госснаба СССР, Министерства финансов СССР, Государственного комитета СССР по ценам, Государственного комитета СССР по труду и социальным вопросам, отраслевых министерств и ведомств и республиканских органов управления.

Инициатором перестройки в банковской сфере можно смело назвать Председателя Стройбанка СССР М.С.Зотова. В 1986 году, т. е. за год до начала "радикальной экономической реформы" он направил в Правительство СССР аналитическую записку "О развитии банковской системы СССР". Зотов предложил внести усовершенствования в организационную структуру учреждений Госбанка СССР путем преобразования центрального аппарата Госбанка СССР в эмиссионный банк и передачи функций расчетно-кассового и кредитно-депозитного обслуживания в ведение 4-х государственных специализированных банков. Один из них должен был обслуживать промышленно-строительный комплекс, второй — агропромышленный комплекс, третий бы работал с населением, а четвертый занимался внешнеэкономической деятельностью.

Идея реформы советской банковской системы понравилась М.С.Горбачеву и Н.И.Рыжкову, которые резонно полагали, что без устранения монополии Госбанка СССР на средства обращения расширение хозяйственной самостоятельности предприятий невозможно. В процессе работы над проектом постановления ЦК КПСС и Совмина СССР у Н.И.Рыжкова возникла идея создать еще и пятый специализированный банк, который бы занимался вопросами банковского обслуживания жилищно-коммунального комплекса и социальной сферы. В это время по инициативе М.С.Горбачева разрабатывалась программа "Жилье 2000", поэтому создание специализированного Жилсоцбанка укладывалось в замысел предстоящей банковской реформы.

17 июля 1987 года ЦК КПСС и Совета Министров СССР приняли Постановление N 821 "О совершенствовании системы банков в стране и усилении их воздействия на повышение эффективности экономики". Формы и методы кредитного и кассового обслуживания клиентов, техническая оснащенность банков были признаны устаревшими, не соответствующими задачам ускорения экономического роста и научно-технического прогресса. В Постановлении подчеркивалось: банки обязаны всемерно способствовать развитию инициативы и хозяйственной предприимчивости кредитуемых ими предприятий и организаций, не допуская мелочного вмешательства в их производственно-финансовую деятельность. В соответствии с указанным Постановлением в СССР сформировалась система специализированных банков, включающая Промстройбанк СССР, Агропромбанк СССР, Жилсоцбанк СССР, Сбербанк СССР, Внешэкономбанк СССР.

Промышленно-строительный банк (Промстройбанк). СССР был призван осуществлять кредитно-расчетное обслуживание текущей деятельности, финансирование и кредитование капитальных вложений промышленности, строительной индустрии, транспорта, связи и системы материально-технического снабжения. Это был его звездный час. Через него стала проходить больше половины платежного оборота всей экономики. Он состоял из 1500 учреждений, из них 950- на территории РСФСР. Число сотрудников увеличилась с 42 тыс. человек до 100 тыс. человек.

Агропромышленный банк (Агропромбанк) СССР создавался для обслуживания банковских операций сельскохозяйственных предприятий (колхозы, совхозы), предприятий пищевой промышленности и потребительской кооперации. В те годы на долю АПК приходилось более половины всех краткосрочных и 70 % долгосрочных кредитов, предоставляемых народному хозяйству. В Агропромбанке было сосредоточено обслуживание 25 % капитальных вложений в народное хозяйство страны. В банке насчитывалось 35 тыс. отделений, а его штат состоял из 110 тыс. сотрудников. В полном соответствии с экономической политикой того времени по сельскохозяйственным предприятиям периодически проводились пролонгирования и списания долгов. Такая система неизбежно порождала финансовую безответственность и иждивенчество хозяйствующих субъектов, формировала особый стереотип поведения руководителей хозяйств.

Банк жилищно-коммунального хозяйства и социального развития (Жилсоцбанк) СССР должен был производить операции по кредитно-расчетному обслуживанию и финансированию предприятий жилищно-коммунального хозяйства, государственной и кооперативной торговли, бытового обслуживания, легкой и местной промышленности, объектов социально-культурного назначения (школ, больниц, пансионатов, клубов и др.), а также кооперативной и индивидуальной трудовой деятельности. В структуре банка было создано 14 республиканских и более 80 областных контор и 1000 филиалов, а общая численность персонала составляла 40 тыс. человек.

Банк трудовых сбережений и кредитования населения (Сберегательный банк) СССР — банк, созданный на базе сберегательных касс, был призван аккумулировать сбережения населения и организовать систему безналичных расчетов граждан за потребляемые ими товары и услуги. Структура управления состояла из союзной конторы и 14 республиканских контор, областных, городских и районных филиалов. Низовыми звеньями управления являлись сберегательные кассы. Всего по стране насчитывалось более 70 тыс. сберегательных касс. Городским и районным филиалам предлагалось принять на расчетно-кассовое и кредитное обслуживание небольшие местные предприятия, а также организовать выдачу и погашение краткосрочных и долгосрочных ссуд гражданам, в связи с их потребительскими нуждами. Однако, принципиально, деятельность учреждений Сбербанка СССР по-прежнему мало чем отличалась от деятельности Гострудсберкасс. Кредитованием физических и юридических лиц филиалы Сбербанка практически не занимались, потому практика изъятия средств, привлеченных на сберегательные вклады (депозиты), с целью финансирования дефицита государственного бюджета, продолжилась и после 1987 года. Ежегодно все привлеченные средства населения, за исключением определенных лимитов, которые оставались в сети касс Сбербанка (так называемых средств "оборотных касс") по состоянию на 1 января текущего года, перечислялись в распоряжение Госбанка СССР. В 1987 году среди населения начали распространяться слухи о предстоящей денежной реформе, которая, как и в 1961 году, якобы, предусматривает обмен "старых" денег на "новые" в пропорции 1:1, но только для тех, кто хранит свои накопления на сберкнижке.

Банк внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк) СССР был нацелен на организацию и проведение расчетов и платежей по экспортно-импортным и неторговым операциям предприятий-участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД). На этот банк (Устав утвержден Постановлением Совета Министров СССР N745 от 14 июня 1988 г.) возлагался контроль над исполнением сводного валютного плана, рациональным и экономным использованием валютных ресурсов страны, проведением операций на международных валютных и кредитных рынках, а также операций, связанных с наличной валютой и валютными ценностями.

В 1988 г. Внешэкономбанк начал выполнять агентские функции при привлечении экспортных кредитов создаваемых на территории СССР совместных предприятий. В период 1988–1990 гг. банк активно привлекал кредиты в рамках межправительственных соглашений с Францией, Италией, Испанией, Австрией и др. странами. Эти кредиты предусматривали финансирование закупок советскими предприятиями и торговыми организациями производственного оборудования, продовольствия и других товаров, имевших приоритетное значение для стабилизации потребительского рынка. Часть кредитов предназначалась для погашения просроченной задолженности советских внешнеторговых организаций.

6 октября 1987 г. Совет Министров СССР принимает Постановление N 1118 "О перестройке деятельности и организационной структуре банков СССР". В документе подчеркивалось, что спецбанки "должны стать активными проводниками экономических методов управления", "заинтересованными участниками внедрения принципов полного хозяйственного расчета и самофинансирования". Им надлежало "устранить мелочную опеку деятельности объединений и предприятий, сосредоточить внимание на повышении конечных результатов хозяйствования, подчинить кредитную и расчетную деятельность требованиям рационального использования производственного потенциала, внедрению прогрессивных форм и методов кредитования, расчетов и кассового обслуживания".

Предусматривалась перестройка работы спецбанков на принципах полного хозяйственного расчета. Основным хозрасчетным звеном банковской системы становились "управления банков автономных республик, краев и областей, а в Сберегательном банке СССР — отделения указанного банка". До 1 января 1988 года Госбанку СССР надлежало передать специализированным банкам "соответствующие активы и пассивы", то есть они получали от государства как бы первоначальный собственный капитал. Вводился принцип платности за привлекаемые ими у Госбанка СССР кредитные ресурсы. При этом предполагалось, что "привлеченные ресурсы сверх сумм, установленных в кредитном плане, оплачиваются банками в повышенном размере". Таким образом, вопрос об учетной ставке Госбанка СССР был поставлен, но как инструмент регулирования процентных ставок привлечения и размещения денежных средств, в рыночном смысле, еще не определен.

В процессе банковской реформы 1987 года вся низовая сеть Госбанка (отделения) была передана специализированным банкам. За Госбанком СССР сохранились: в центре — Правление, в союзных республиках — республиканское звено (Госбанк республики), в областях, краях и автономных республиках — управления Госбанка. Количество филиалов специализированных банков достигло 5,5 тыс. без учета филиалов Сбербанка СССР.

С 1 января 1988 года вступили в силу новые "Правила кредитования материальных запасов и производственных затрат". Учреждения банков могли предоставлять кредиты в только пределах выделенных им по кредитному плану ресурсов. Все вопросы, связанные с выдачей и погашением кредитов подлежали решению в местных отделениях банков на основе кредитных договоров. Конкретное содержание договора и перечень всех условий определялись по соглашению сторон. В них, в частности, учитывались: объекты кредитования, условия выдачи и погашения ссуд, процентные ставки за кредит и т. д. В связи с этим укрупнялись объекты кредитования, и контроль банков сосредоточивался лишь на конечных результатах использования заемных оборотных средств.

После передачи кредитования и расчетно-кассового обслуживания в специализированные банки функции Госбанка СССР сводились к выполнению следующих задач:

укрепление денежного обращения в стране, повышении устойчивости и покупательной способности рубля, организации оборота наличных денег;

внедрение наиболее прогрессивных форм кредитования и расчетов, способствующих укреплению оборачиваемости оборотных средств и укреплению платежной дисциплины;

координация функций специализированных банков и контроля по всем основным направлениям их деятельности;

выполнение совместно с Внешэкономбанком операций по использованию иностранной валюты в стране и др.


Сейчас очень легко критиковать советское руководство за ошибки, допущенные им при реформировании советской банковской системы. Разумеется, что ее следовало перестраивать таким образом, чтобы вместо одного банка, соединенного со своими специализированными подразделениями системой межфилиальных оборотов, возникло определенное количество, желательно, очень крупных банков, соединенных с Госбанком СССР системой корреспондентских отношений.

Суть расчетов посредством системы корреспондентских отношений заключается в том, что каждый банк, как автономное, независимое, коммерческое предприятие, выполняет расчетные, кредитные и депозитные операции строго в пределах остатка денежных средств, которые аккумулируются на его расчетном счете (он называется корреспондентским) в центральном банке страны. Систему корреспондентских отношений между автономным и центральным банком дополняют корреспондентские отношения между самими автономными банками, которые используют их для взаимных расчетов друг с другом, напрямую, минуя корреспондентский счет в центральном банке, и отражают их (расчеты) одновременно на двух счетах (они называются ЛОРО и НОСТРО).

Созданная в административном порядке система специализированных банков вскоре показала свою неэффективность. Монополия одного банка сменилась монополией нескольких ведомственных банков. Инструментами денежно-кредитной политики остались административно утверждаемые кассовый и кредитный планы. Не создавались предпосылки для формирования финансовой инфраструктуры: денежного рынка, рынка капиталов, ценных бумаг, валютного рынка. Сохранилось принудительное прикрепление к банкам корпоративной клиентуры. Возросло управленческое звено банковской системы на уровне области, края и автономной республики. Поскольку реорганизация проводилась в пределах имевшейся штатной численности учреждений Госбанка, возник острый дефицит кадров на уровне отделений, которые и без того были перегружены работой.

Скорость прохождения платежных документов значительно замедлились. Резко возросли остатки невыясненных сумм, существенно увеличилось время обработки данных и составления сводного баланса как по каждому из специализированных банков, так и по банковской системе в целом. Как вспоминают ветераны банковской службы "сводить платежные документы было очень трудно, а не исполнить — невозможно". Рассказывают, что в здание Промстройбанка СССР на Тверском бульваре приезжали разгребать завалы из коробок с документами целые бригады работников областного звена со всех союзных республик.

Работа специализированных банков стала приходить в противоречие с нарождающимися рыночными отношениями, чему в значительной степени способствовала меняющаяся ситуация в стране, ибо партия и правительство провозгласило право предприятий самостоятельно решать все хозяйственные вопросы. Происходило массовое образование кооперативов, чаще всего путем выделения на самостоятельный баланс структурных подразделений крупных государственных заводов, фабрик и строительных организаций. Перестройка экономики сопровождалась ликвидацией системы материально-технического снабжения, что привело к возрождению обширной сети посреднических и торговых предприятий.

В качестве позитивных результатов банковской реформы 1987 года можно назвать прекращение кредитования убытков и сверхплановых запасов товарно-материальных ценностей, а также выдачи предприятиям и колхозам кредитов на восполнение утраченных оборотных средств. Изъятия излишних безналичных денежных средств (платежных и кредитных) из хозяйственного оборота было приостановлено, а собственные оборотные средства предприятий и колхозов увеличились до 30–50 % от потребности. Высвободившиеся краткосрочные кредитные ресурсы в размере свыше 75 млрд. руб. были направлены на финансирование неотложных государственных нужд.

После XIX партконференции, состоявшейся в конце июня 1988 г., в партийно-хозяйственной элите страны начинает углубляться раскол по критерию оценки степени допуска в экономические отношения и несоциалистических элементов. Консервативное крыло партийно-хозяйственной номенклатуры выступало за ограничение масштабов перестройки, сохранение основ социалистического планового хозяйства и административных принципов регулирования денежно-кредитных отношений. Демократическое крыло, вдохновляемое либерально-рыночными идеями, требовало доведения перестройки до полного крушения "административно-командной системы". М.С.Горбачев и его окружение пыталось проводить центристскую политику, допускало бесконечные колебания и зигзаги, теряя при этом политическую инициативу. Поддерживавшие Горбачева ученые-экономисты (Л.И.Абалкин, Н.Я.Петраков, Г.Я.Явлинский, С.С.Шаталин) отстаивали идеи, которые тяготели к концепциям западной социал-демократии, что никак не устраивало ни ортодоксальных коммунистов, ни радикальных либералов.

Хотя симптомы экономического и политического кризиса были уже налицо (дефицит импортных товаров, снижение темпов производства, неформальные общественные движения), самого кризиса пока еще не было, как не было самих признаков политических потрясений. Была эйфория от достигнутого уровня интеллектуальной и гражданской свободы, которая препятствовала взвешенному подходу к решению вопросов экономической реформы, особенно в такой важной сфере, как кредит и денежное обращение.

31 марта 1989 года Совет Министров СССР принимает постановление N280 "О переводе специализированных банков СССР на полный хозяйственный расчет и самофинансирование". Для оценки причин провала экономической реформы Горбачева-Рыжкова, это — знаковый документ. Он положил начало коммерциализации деятельности всех учреждений банков, составлявших банковскую систему СССР, хотя и не мог сделать эту систему по-настоящему рыночной. Впервые в СССР основным принципом банковской деятельности было названо получение прибыли (дохода), как обобщающего показателя "эффективности работы и главный источник укрепления и развития банковских учреждений, социального развития и материального стимулирования их коллективов". Основным хозрасчетным звеном специализированных банков становилось отделение, "осуществляющее непосредственное кредитное и расчетное обслуживание предприятий, организаций, кооперативов и населения". Отделения банков получили право использовать в качестве кредитных ресурсов не только централизованные фонды, но и "остатки средств предприятий, организаций и кооперативов на их расчетных и текущих счетах, депозиты предприятий, организаций и кооперативов", а также вклады населения. Свободные суммы указанных ресурсов учреждения банков могли передавать (за плату) своим вышестоящим учреждениям или другим банкам, "включая коммерческие и кооперативные банки". Какое-либо вмешательство органов власти в вопросы предоставления хозяйствующим субъектам кредитов не допускалось.

В соответствии с указанным постановлением при Госбанке СССР за счет части привлеченных банками ресурсов и депозитов создавался "фонд регулирования кредитных ресурсов банковской системы СССР". Следует заметить, что в условиях рыночной экономики функцию перераспределения избыточных кредитных ресурсов банковской системы обычно выполняет рынок межбанковского кредитования (МБК), посредством которого кредитные организации имеют возможность оперативно регулировать свои краткосрочные обязательства. Уровень ставок по кредитам и объемы операций на рынке МБК — важнейший показатель уровня доверия между банками и показатель состояния здоровья банковской системы в целом.

Неопределенность и двусмысленность принципов регулирования банковской системы заложена и в других пунктах рассматриваемого постановления. Например, вместо привычных сейчас нормативов обязательного резервирования части привлеченных и размещенных банками денежных средств, предусматривалось образование резервных фондов "производственного и социального развития, материального поощрения, валютных отчислений". Всем учреждениям банков предлагалось "повысить роль кредитного договора, как основного документа, определяющего взаимные обязательства и экономическую ответственность сторон, включая конкретные размеры процентных ставок и платы за предоставляемые на договорной основе дополнительные услуги". Им даже разрешалось "дифференцировать процентные ставки за кредит в пределах установленных размеров этих ставок, однако, все, что связано с обеспечением возврата кредитов, совершенно не принималось во внимание.

В декабре 1988 г. Политбюро ЦК КПСС, в связи с резким сокращением доходов от экспорта нефти, несколько раз обсуждало вопросы бюджетного дефицита и склонялось к сокращению государственных расходов и повышению цен на товары массового потребления, однако взять на себя ответственность за непопулярные решения М.С.Горбачев не решался. Государственный банк СССР продолжал в рамках ранее утвержденного союзным правительством кредитного плана выделять специализированным банкам финансовые ресурсы для краткосрочного и долгосрочного кредитования народного хозяйства. Перешедшие во второй половине 1989 года на полный хозяйственный расчет отделения специализированных банков продолжали щедро раздавать кредиты. Подобно другим хозяйствующим субъектам они были непосредственно заинтересованы в получении максимальной прибыли и в увеличении фонда оплаты труда, а наращивание кредитного портфеля являлось средством достижения этой цели. Их даже не волновали вопросы возврата просроченной задолженности, так как проценты от возврата непогашенных ссуд не учитывались в виде прибыли, а подлежали перечислению в специальный государственный фонд "кредитования дополнительных мероприятий по разработке и внедрению новой техники".

В условиях сохранения системы межфилиальных оборотов (МФО) учреждения специализированных банков, по сути, автоматически привлекали дополнительные кредитные ресурсы Государственного банка, а также автоматически предоставляли друг другу кредитные ресурсы взаймы, без каких-либо ограничений. Данные межбанковские заимствования по своему характеру были бессрочными (так как взаиморасчеты по системе МФО шли бесконечно) и бесплатными (так как спецбанки фактически оставались разными частями одного государственного банковского учреждения). Госбанк СССР, в свою очередь, не имел возможности регулировать денежный оборот и контролировать деятельность спецбанков такими инструментами, как изменение норм обязательных резервов и процентных ставок по активным и пассивным операциям.

Чистый прирост кредитных ресурсов в процентах к ВВП вырос с 2,8 в 1986 г. до 14,1 в 1990 году. Темпы прироста денежной массы М2 в 1990 г. увеличились на 15,8 %. В то же время темпы прироста наличных денег увеличились на 19,5 % в 1989 году и на 24,3 % в 1990 году. Несмотря на сохранявшийся еще государственный контроль над ценами, все явственнее стала проявляться инфляция: скрытая — в форме дефицита и открытая — в форме роста цен розничной торговли. В 1990 году в разряд дефицитных попали некоторые группы товары первой необходимости. На колхозном рынке цены в 1990 г. выросли на 21,5 %, а их уровень превысил государственные розничные цены уже в 3,03 раза. Давление избыточной денежной массы стало сказываться и на уровне государственных цен. Сводный индекс потребительских цен возрос на 6,8 %.

Проблемы "дефицита" и "инфляции" с тревогой обсуждают уже не только ученые-экономисты, но и простые обыватели, и, наконец, публично признают руководящие органы партии и правительства. Так, в Постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 15 марта 1989 г. N 231 "О мерах по финансовому оздоровлению экономики и укреплению денежного обращения в стране в 1989–1990 годах и в тринадцатой пятилетке", опубликованном на следующий день в газете "Правда", откровенно сообщается:

"… На отдельных направлениях, и прежде всего в сфере финансов и денежного обращения, положение даже ухудшилось. В последние годы замедлился рост финансовых ресурсов государства, а по отдельным их видам произошло сокращение. Нарастает дефицит государственного бюджета, продолжается эмиссия денег. Проводимая экономическая реформа все еще недостаточно воздействует на интенсификацию производства. Центральными экономическими органами не подготовлены необходимые законодательные акты по регулированию с помощью системы налогообложения прибыли и доходов предприятий, объединений и организаций. Банками СССР не проводится гибкая и эффективная процентная политика".


В мае 1989 года приступил к работе всенародно избранный Съезд народных депутатов СССР. За молниеносный по историческим меркам срок своего существования съезд нардепов созывался пять раз, и каждый раз основная интрига политических баталий крутилась вокруг нерешенных социально-экономических проблем и поиска виновных в чудовищном развале государственных финансов, системы продовольственного снабжения, в нарастании сепаратистских тенденций, антисоциальных явлений и преступности. Но это еще была прелюдия. Настоящая борьба за власть, собственность и "печатный станок" развернулась с началом деятельности Съезда народных депутатов РСФСР. 12 июня 1990 года I съезд нардепов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете России. Этим документом декларировалось, что "РСФСР сохраняет за собой право выхода из СССР", устанавливает "верховенство Конституции РСФСР и законов РСФСР на всей территории РСФСР", а "действие актов Союза ССР, вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР, приостанавливается республикой на своей территории".

Через год после принятия Декларации Россия обрела первого своего Президента вместе с командой реформаторов и новую банковскую систему рыночного типа.

* * *

С 2 по 13 июля 1990 года в Москве проходил XXVIII съезд КПСС, который подвел безрадостные итоги политики "лечения социализма капитализмом". При открытии съезда произошел примечательный эпизод. По недосмотру Горбачева слово от микрофона в зале получил шахтер из Магаданской области Блудов, который предложил: "Объявить отставку ЦК КПСС во главе с Политбюро и не избирать их в члены руководящих органов съезда за развал работы по выполнению Продовольственной программы, решений XXVII съезда КПСС и XIX партконференции. Прошу поставить на голосование". На мгновение председательствующий съезда генсек Горбачев утратил дар речи. Сквозь стоявший перед ним микрофонный блок было слышно, как он влажно сглотнул слюну, после чего неуверенно произнес: "Думаю, что это вопрос… К этому вопросу мы еще вернемся. Так, товарищи?"