Главная



Островок стабильности в океане бушующего мирового финансового кризиса: накопление потенциала рыночных рисков, дело френкеля и вопросы банковского надзора, кризис ликвидности осенью 2007 года

По оценкам западных экспертов, повышение цены сырой нефти сорта Urals на $1 за баррель ежегодно увеличивало доходы российского бюджета на 0,35 % ВВП и доходы консолидированного бюджета — на 0,45 %. Попытки Центрального банка стерилизовать избыточный приток валюты для предотвращения номинального укрепления рубля оборачивались ростом предложения денег и увеличением темпов инфляции, в результате чего (при условии сдерживания Центробанком номинального курса) национальная валюта все равно дорожала в реальном выражении.

С января 1999-го по август 2005 года реальный курс рубля укрепился почти на 70 %. А с августа 2005 года по август 2007 года реальный курс рубля укрепился еще на 10 %. Для противодействия этому объективному процессу Центральный банк был вынужден покупать поступающую в страну валюту, увеличивая тем самым предложение денег. В результате на 1 января 2006 года объем золотовалютных резервов достиг $182,24 млрд., а на 1 января 2007 г. — $304 млрд. Казалось бы, все благополучно: ВВП прирастает на 7 %, инфляция не превышает 10 %, активы банковского сектора увеличиваются на 40 %. Оптимизм участникам рынка, компаниям и гражданам внушали многочисленные заявления чиновников из Минфина и Минэкономразвития, убеждавшие всех в том, что никаких предпосылок для проблем в банковском секторе нет.

Проблема на самом деле существовала, причем уже давно: Минфин увеличивал бюджетный профицит, Центробанк — золотовалютные резервы, а банковская система испытывала острый дефицит кредитных ресурсов. Производственный сектор требовал длинные и дешевые заемные средства на срок до 3-х лет на модернизацию основных фондов, в то время как банки едва справлялись с выполнением задач краткосрочного кредитования экономики и населения. В числе фундаментальных причин дефицита "длинных ресурсов" банковской системы — нехватка сбережений, низкая норма сбережений, высокий уровень бедности в большинстве регионов, низкая степень доверия к банкам; инфляция, обесценивающая вклады; отсутствие длинных страховых денег (страхование жизни, негосударственные пенсионные фонды).

Вывод средств федерального и региональных бюджетов из банковской системы в систему федерального казначейства, который казался неизбежным в 1999 году после краха большинства "уполномоченных" банков, никак не оправдывался переизбытком неиспользованных остатков денежных средств на лицевых счетах министерств и ведомств. В 2005-07 гг. общий объем этих средств составлял около 500 млрд. руб. Разрыв между финансированием и кассовым исполнением бюджета за это время только дважды опускался ниже уровня 100 млрд. руб. Происходило это в декабре, когда бюджетополучатели наиболее активно тратили федеральные средства.

В рамках стандартных процедур рефинансирования банки, да и то ограниченное их число, могли привлечь кредитные ресурсы Центрального банка на срок не более чем на 3 месяца. При этом основной объем централизованных кредитов выдавался на срок до 7 дней. Само собой разумеется, что данные ресурсы могли способствовать разрешению разве что краткосрочных проблем с текущей ликвидностью, которые, зачастую, носят технический характер (например, нехватка ресурсов в период налоговых платежей). Нет смысла говорить и о том, что по своим срокам эти кредитные ресурсы не могли содействовать трансформации относительно краткосрочных и мобильных пассивов банковской системы в среднесрочные активы.

Основными инструментами краткосрочного рефинансирования банковской системы, применяемыми Центробанком, являлись ломбардное кредитование, однодневные кредиты овернайт и аукционы прямого РЕПО (термин "репо" происходит от английского "repurchase agreement"). С 14 октября 2003 года началось регулярное проведение ломбардных кредитных аукционов на срок 2 недели и аукционов прямого РЕПО на срок одна неделя и срок 3 месяца. Прямое РЕПО это — биржевая сделка по продаже государственных ценных бумаг с обязательством их обратного выкупа через определенный срок по новому, более высокому курсу. В этих операциях покупателем государственных ценных бумаг по первой части сделки и продавцом по второй части сделки выступает Центральный банк. К участию в аукционах допускались кредитные организации, заключившие соответствующие соглашения с Центробанком.

Практика ломбардного кредитования в России начала осуществляться с апреля 1996 г. По данным Центробанка, на конец апреля 1997 г. около 900 банков обладали активами, вложенными в государственные и иные ценные бумаги, которые могли быть использованы в качестве залога. После кризиса 1998 года ситуация изменилась. Доля государственных ценных бумаг в активах коммерческих банков резко сократилась. Более 85 % госбумаг, находящихся я в распоряжении банковского сектора, в настоящее время приходится на долю Сбербанка и ВТБ.

Основная задача краткосрочного рефинансирования банков посредством прямого РЕПО — скорее поддержка рынка государственных ценных бумаг, чем поддержка ликвидности банковской системы. Финансовые ресурсы под низкий процент достаются преимущественно Сбербанку, а тот, в свою очередь, распределяет их в банковской системе. В механизме распределения централизованных кредитов рынок межбанковского кредитования (МБК) фактически превратился в нижний ярус системы рефинансирования.

Выполнение Сбербанком функции квазицентрального банка имеет для банковской системы существенные недостатки. Во-первых, такой механизм рефинансирования наделяет госбанки неоправданными конкурентными преимуществами. Во-вторых, он позволяет искусственно поддерживать их рентабельность. Наконец, в-третьих, такая система увеличивает издержки рефинансирования для остальных банков.

К 2007 году российский рынок межбанковского кредитования (МБК) приобрел четко выраженную сегментацию: банки первого круга (Сбербанк, госбанки, "дочки" иностранных банков и крупнейшие частные банки), банки второго круга (средние банки московского региона и крупнейшие региональные банки) и банки третьего круга (мелкие и средние региональные банки). Взаимный перелив ресурсов между этими уровнями даже в благополучные периоды был ограничен, в силу относительно небольших кредитных лимитов, выделенных банками первого и второго круга на своих более мелких корреспондентов. В периоды недостатка ликвидности срабатывал "эффект заслонки", полностью разделяющий сегменты МБК. Самый яркий пример — кризис на рынке МБК в июне-июле 2004 года. В этих условиях сколь бы эффективными ни были мероприятия регулирующего органа — Центрального банка, поступающие в банковскую систему ликвидные ресурсы не доходили до потенциально нуждающихся в них заемщиках, оседая в "закромах" банков первого круга. Последние, имея избыток ликвидности, минимизировали собственные возможные риски и страховались от потенциальных рисков более мелких банков-корреспондентов.

Указанные недостатки механизма рефинансирования усугубляли существенные различия в структуре балансов кредитных организаций. Если в активах банков первого круга значительную долю занимают высоколиквидные ресурсы (государственные и первоклассные корпоративные ценные бумаги), то в структуре активов остальных банков высокую долю занимают кредиты, ценные бумаги предприятий-эмитентов второго эшелона и векселя. Риски реализации портфеля ценных бумаг с существенным дисконтом у банков первого круга гораздо ниже, чем у остальных банков.

В 2005-06 гг. у банков не было особых трудностей с размещением средств. В условиях инвестиционного и потребительского бума быстро росли и корпоративный сегмент кредитования и розница. Банки могли бы внести более весомый вклад в удвоение ВВП, если бы Центробанк расширил инструменты рефинансирования, например, под залог кредитных требований банков к предприятиям-заемщикам, раздвинул сроки кредитования и снизил учетную ставку. Стабильный и умеренный рост денежной массы, при соответствующем росте объема производства, мог бы обеспечить постоянство уровня цен. В этом случае рыночные отношения между регулятором и банками 2-го уровня банковской системы воздействовали бы на нефинансовый сектор экономики самым выгодным и эффективным образом. Вместо этого Центробанк выпихнул банки 2-го уровня на рынок внешних заимствований, на котором банки-нерезиденты смогли предложить своим российским коллегам более длинные и более дешевые кредиты, чем родной Центробанк.

Если в 2004 году российскими банками было привлечено от банков-нерезидентов $7,1 млрд., то в 2006 году — уже $51,2 млрд., а за 9 месяцев 2007 года — $57 млрд. В результате к сентябрю 2007 года российские банкиры "настреляли" $131 млрд., из которых $30 млрд. требовалось возвратить до конца 2007 года, а еще $20 млрд. — до середины 2008 года. Следует заметить, что средства привлекались под 4–5% в годовом исчислении, конвертировались в рубли по текущему рыночному курсу (читай — покупались Центробанком), а затем под 12–15 % предоставлялись в виде рублевых кредитов корпоративным клиентам и под 20–40 %, а то и выше, населению.

В настоящее время валютные резервы, формируемые Центральным банком, делятся на две группы: резервы, обслуживающие интересы государства, и резервы, которые условно называют "внешнекредитными", так как они, по сути, являются нашим кредитом зарубежным экономикам. По оценкам экспертов, не менее $100 млрд. золотовалютных резервов в 2007 году являлись "внешнекредитными", размещавшимися в иностранных банках под 2–3% в годовом исчислении. Парадокс заключался в том, что, размещая средства в американских и европейских банках, банковская система Россия одновременно в них же и кредитовалась. Но по более высоким ставкам. На языке зарубежных финансистов такой переток кредитных ресурсов из одной страны в другую называется "финансовой интермедиациией". Последствия ее пока сводятся к тому, что потенциальные инвестиции в российскую экономику вынуждены проходить еще один круг, прежде чем достигнут конечных потребителей, а кредитная маржа оседает вне России, в странах — провайдерах кредитных ресурсов.

Две трети зарубежных заимствований банковского сектора пришлось на долю 20 крупнейших банков страны. "Длинные" деньги под невысокий процент — это не единственное преимущество финансирования на Западе. Большое значение имеет и рекламный эффект: получение выгодного для банка кредита от зарубежных партнеров для каждого российского банка — своеобразный знак качества. Улучшается репутация, создается благоприятный имидж, а в результате выполнения мероприятий по повышению прозрачности, необходимой для выхода на международный рынок, увеличивается стоимость бизнеса. После получения публичной кредитной истории за рубежом владельцы российских банков могут рассчитывать на привлечение западных средств и вхождение в капитал банка иностранных инвесторов. Но оскудение этого источника (внешних заимствований) создавало риск снижения темпов роста капитала и банковских активов, включая кредитные портфели.

Другим важным источником дополнительных ресурсов для банков был рынок облигаций, позволявший за относительно короткий срок (в качестве альтернативы межбанковскому кредитованию) привлекать крупные суммы без обеспечения под приемлемую доходность. Ставки по облигациям российских кредитных организаций в целом устраивали как самих эмитентов, так и инвесторов: в среднем бумаги банков первого эшелона торговались на уровне 7–8% годовых к погашению через год, банков второго эшелона — 8-11 % годовых, по третьему эшелону — от 11–13 % годовых и выше.

Из-за сложной процедуры регистрации облигаций многие банки отдавали предпочтение векселям. По данным Центробанка, объем вексельного рынка банковского сектора за 2006 год составил 790,4 млрд руб., увеличившись на 41 % по сравнению с его ростом в 12 % в 2005 г. Напомним, что, как и облигации, векселя подлежат погашению в указанный в договоре с покупателем срок.

Практиковались сделки по привлечению кредитов под обеспечение собственных ценных бумаг и ценных бумаг других эмитентов на условии соглашения об обратном выкупе — биржевое репо. Запуск биржевого сегмента сделок репо в секции фондового рынка ММВБ состоялся в апреле 2002 года. По данным за первое полугодие 2005 года среднемесячный объем таких сделок составил около 27 млрд. руб. К 2008 году рынок биржевого репо вырос до размеров ежедневного оборота 100–150 млрд руб. только в рамках фондовой биржи ММВБ.

Операция биржевого репо, как и схема прямого РЕПО, представляет собой сделку, состоящую из двух частей. По первому соглашению одна сторона продает другой ценные бумаги, одновременно принимая на себя обязательства по выкупу этих ценных бумаг через определенный срок по установленной цене. Этому обязательству по выкупу соответствует встречное обязательство другой стороны по продаже бумаг. Все это может быть зафиксировано в одном документе — стандартном договоре "репо".

В отличие от похожей на нее сделки "своп", сделка биржевого "репо" содержит встроенный механизм кредитования. Он может быть прописан явно, в виде процентов по кредиту, который получает сторона, предоставляющая контрагенту деньги, или неявно — в этом случае цена обратного выкупа превышает цену продажи бумаг. При нормальной ситуации в экономике условия сделки "репо" выгодны и заемщику и кредитору, потому что за время кредита проданные акции могут вырасти в цене. Когда же придет час выкупа акций "по старой цене" — а в этом смысл сделок РЕПО, — то заемщик расплачивается за кредит и получает назад свои акции. Маржу, то есть стоимость, на которую выросли акции за время кредита, заемщик присваивает себе. Специфический риск этой сделки заключается в том, что один из контрагентов может не исполнить обязательства по второй, отложенной части договора. Например, когда заемщик отказывается выкупать акции, которые на момент выполнения обязательства резко упали в цене.

Укрепление курса национальной валюты и бурный рост российского фондового рынка привлекли в Россию поток иностранных "горячих денег", стимулировали арбитраж российских корпораций между дешевыми внешними заимствованиями и сверхдоходными рублевыми активами, вложенными в ценные бумаги. Под мощным напором "горячих" денег бурно росли котировки акций не только "голубых фишек", но и компаний второго эшелона: черной и цветной металлургии, электроэнергетической, телекоммуникационной, машиностроительной, химической и нефтехимической. Цены отдельных бумаг поднимались почти на 600 %. В конце 2006 года капитализация всех российских компаний выросла до 90 % ВВП. За год рынок российский фондовый рынок вырос на 60 %. И стал мировым лидером по масштабам и темпам капитализации, а также росту доходности.

Только за три первых месяца (январь-март) 2006 года объем торгов государственными и корпоративными бумагами на ММВБ и РТС достиг $135,7 млрд. — против $364,9 млрд. за весь 2005 год. ($224,1 млрд в 2004 г., $148,5 млрд. в 2003 г., $58,8 млрд. в 2002 г. и $38 млрд. в 2001 г.). Объем торгов, по сравнению с 2000 годом, увеличился более чем в десять раз. До 60 % от оборотов биржевой секции ММВБ по акциям российских эмитентов проходило через систему интернет-торговли "Алор-Трейд". В пиковый период количество сделок через интернет, по данным ММВБ, достигало 100 тыс. в день.

Объем вложений банков в ценные бумаги российских эмитентов в первой половине 2006 года составил 1539,4 млрд. рублей. Акции банков, обращающихся на фондовом рынке, выросли в 2,1 раза — до 221,5 млрд. рублей. Росту котировок акций способствовали намерения Правительства вложить огромные средства в институты развития: венчурные фонды, фонд ЖКХ, в корпорацию по нанотехнологиям. Все эти фонды имели право размещать свои средства на фондовом рынке и на банковских депозитах. По данным на 1 января 2008 года приобретенные банками ценные бумаги находились на втором месте по доле в структуре активов (12.6 %). В абсолютных величинах объем их вложений в ценные бумаги составил 2554.7 млрд. руб., в том числе вложения в долговые обязательства — 1674 млрд. руб., вложения в акции — 629.6 млрд. руб., а вложения в векселя — 251.1 млрд. руб.

1 июня 2006 года распоряжением N 793-р Правительство утвердило "Стратегию развития финансового рынка России на 2006–2008 годы", а также план по ее реализации. Для воплощения в жизнь данной Стратегии предполагалось принять 25 законов, направленных на совершенствование инфраструктуры фондового рынка, повышение конкурентоспособности бирж и торговых систем, противодействие манипулированию ценами акций и облигаций, рост эффективности защиты акционеров при поглощении и реорганизации компаний. В документе признавалась "необходимость создания системы пруденциального надзора за рисками профессиональных участников финансового рынка", в том числе — риском потери ликвидности. Ключевая задача надзора, сформулированная в документе — "прогнозирование и предупреждение рисков как отдельно взятых финансовых организаций, так и системных рисков, с целью обеспечения устойчивости и надежности всего рынка в целом". Введение системы пруденциального надзора на финансовом рынке также предполагало "установление эффективных мер воздействия (как предупредительных, так и принудительных) надзорного органа на нарушителей пруденциальных норм и стандартов", то есть на биржевых спекулянтов.

Особенностью рынка ценных бумаг является то, что при резком снижении котировок начинаются массированные продажи, ограничивающие уровень потерь (stop-loss) и необходимые для пополнения обеспечения (margin call) по залогам под кредиты. Этот процесс называется "самообвал". "Самообвал" фондового рынка может произойти также в случае, когда спрос на акции, напротив, резко возрастает. Инвесторы пытаются "зафиксировать прибыль", продавая акции, номинально поднявшиеся в цене. При этом каждая последняя сделка становится дешевле предыдущей.

Многие эксперты предупреждали банкиров: рост котировок акций предприятий несырьевого и финансового сектора произошел не из-за улучшения ситуации в национальном хозяйстве, структурных реформ и других фундаментальных изменений, а благодаря спекуляциям западных инвестиционных банков и других портфельных игроков. При повышении индекса РТС до 2000 пунктов норма отдачи на капитал составляла 200 % годовых. Если считать это нормальным, то такую же норму процента должна была показывать и реальная экономика. Что в принципе невозможно. В общей сложности доля нерезидентов на российском фондовом рынке составила около 70 %, а обороты по депозитарным распискам на российские акции достигли не менее 50 % объема операций. В случае внезапного ухода нерезидентов с российского фондового рынка возникал риск резкого снижения котировок акций, находящихся в активах банков (собственные портфели ценных бумаг или ценные бумаги, принятые в обеспечение выданных кредитов). То, что либерализация притока капитала ведет к росту нестабильности развивающихся экономик и повышает степень их подверженности губительным колебаниям, на модельном уровне впервые доказано в исследования экономистов Арона Торнелла, Франка Вестермана и Лоренца Мартинеза.

В 2006 г. для банковского сектора приобрел актуальность риск невозврата потребительских кредитов. Рост благосостояния российских граждан и их располагаемых доходов привел к тому, что потребительские приоритеты сместились с товаров текущего потребления на товары долгосрочного потребления. А для этого российские граждане стали брать больше кредитов. По оценкам специалистов услугами банков в секторе потребительского и ипотечного кредитования в 2005-06 гг. воспользовались не менее 25 млн. человек.

К 2000 году, к примеру, объем потребительских кредитов составлял, по данным Центробанка, всего-навсего 27,6 млрд. рублей. На начало 2005 году объем кредитования граждан достиг 618 млрд. рублей. Как не без юмора писал в "Независимой газете" 26 октября 2006 года ее главный редактор К.В.Ремчуков, "динамическая модель функционирования — от социализма к капитализму, от застоя к развитию, от контроля к свободе — сменилась на модель функциональную. Люди поняли, что "этот бардак" надолго, и начали обустраивать быт, трансформируя его в наличное бытие в онтологическом смысле".

По данным Центробанка, на начало 2006-го сумма кредитов населению выросла до 1173 млрд. рублей. По данным Минэкономразвития за 2007 год, расходы на покупку товаров и услуг выросли на 23,5 % по сравнению с 2006 годом. По объемам продаж розничный рынок России вошел в тройку самых крупных в Европе.

С начала 2000 года, когда началось развитие рынка потребительского кредитования, объем просроченных кредитов вырос более чем в 12 раз и составил 110 млрд. рублей, т. е. 3,3 % от всех займов. Но это официально. На самом деле, как уверяют некоторые эксперты, банки скрывают информацию о должниках, чтобы не уронить свою репутацию. В экспертном сообществе есть мнение, что на самом деле не отдают кредиты уже от 10 до 15 % заемщиков! Отчасти это объясняется тем, что предоставление кредитов без залогов и поручительства создала у многих россиян, живущих от зарплаты до зарплаты, иллюзию правомерного обладания престижных дорогих вещей. По данным коллекторских агентств, в Москве и Санкт-Петербурге сформировалась многочисленная социальная группа особо активных заемщиков, имеющих 10 и даже 15 кредитов одновременно.

Самыми яркими тенденциями в розничном кредитовании в 2006 году являлось снижение объемов выдаваемых экспресс-кредитов и стремительный рост объемов кредитования по кредитным картам. По данным Центрального банка, количество пластиковых карт в России увеличилось за 2006 год на 36,8 % и составило 74,5 млн. штук, а объем операций по ним вырос на 51,7 %, достигнув 4,25 трлн. рублей. Все розничные банки, с большим или меньшим успехом, запустили кобренд-проекты — сотрудничество банка с разного рода партнерами, например, авиакомпаниями или торговыми сетями. Многие клиенты, попавшие "под раздачу", испытали приятные моменты, когда, совершая обычные операции по пластиковой карте: оплачивая покупки, снимая деньги в банкомате, — они получали определенные бонусы или скидки.

Отсутствие залоговых инструментов и поручительства при оформлении кредитных карт активизировала мошенников, быстро научившихся виртуозно "кидать" банки на деньги, увеличивая им количество проблемных займов. Отчасти в проблеме невозврата кредитов были виноваты и сами банки, отказывавшиеся раскрывать перед потребителями кредитов реальную процентную ставку. Человек, особенно неподготовленный, путается в многочисленных цифрах и просто не знает, сколько ему на самом деле нужно будет заплатить. Между тем, разница между ставкой, указанной в документе, и реальной у некоторых банков превышала 100 %. И впоследствии заемщики зачастую отказывались выплачивать кредит не из-за отсутствия денег, а из чувства мести "обманувшему" его банку.

Так, вместо "обманутых вкладчиков", которых в "лихие 90-е годы" прельщали высокие проценты по депозитам, появились "обманутые заемщики", которые желали приобрести себе все и сразу, не сообразуя сумму "настрелянных" в банках кредитов со своими реальными доходами. С 1 июля 2007 года вступило в силу указание Центрального банка N1759-У "О внесении изменений в положение Банка России от 26 марта 2004 года N 254-П "О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности". Документ обязывал банки раскрывать эффективные процентные ставки по кредитам, составляющие реальную, а не заявленную стоимость заемных средств.

Международная практика банковского бизнеса выработала принципы управления кредитными, фондовыми, операционными и т. д. рисками на корпоративном уровне. Основным участником процесса управления рисками должен являться совет директоров банка, который несет ответственность за обеспечение надежности банка. Зная профиль рисков, которым подвержен банк, Совет директоров должен создать адекватную этому профилю систему выявления, мониторинга и управления риском. В его функции входит формирование стратегии управления рисками, разработка организационной структуры риск-менеджмента с распределением полномочий и ответственности на каждом уровне, утверждение количественных и качественных параметров капитала и риска, а также методов оценки и управления рисками, осуществление контроля за процессом управления риском в банке. Сохраняя за собой контроль, совет директоров поручает оперативную деятельность менеджерам банка.

В начале декабря 2006 года Центробанк объявил о возможном введении с 2007 года обязательного стресс-тестирования для банков. В целом банковское сообщество положительно отреагировало на эту инициативу, поскольку большинство банков в рамках работы по риск-менеджменту стали проводить исследования на тему собственной надежности в тех или иных потенциально возможных негативных ситуациях.

В начале весны 2007 года с мировых финансовых рынков стали поступать тревожные сигналы. Крупнейшая ипотечная компания США "New Century Financial Corporation" ушла с Нью-йоркской фондовой биржи. Уровень неплатежей по ипотеке превысил 15 % общего объема кредитования. Этот факт долго оставался скрытым, а теперь все неожиданно всплыло на поверхность. Летом кризис затронул инвестиционные фонды крупнейших финансовых компаний, вложившие средства в ипотечные облигации: "Bear Stearns", "Goldman Sachs", "BNP Paribas". Начавшийся в США ипотечный кризис сильно пошатнул всю мировую систему межбанковских отношений. На фоне кризиса ликвидности в мировой финансовой системе российский банковский сектор также начал испытывать дефицит свободных средств. Под влиянием мирового финансового кризиса финансовые рынки внезапно закрылись для заимствований, и российские банки оказались без инструмента рефинансирования задолженности. Остатки денежных средств российских банков на корсчетах и депозитах в Центральном банке в июне 2007 года снизились с 2 трлн. руб. до 1,2 трлн. руб.

8 июня 2007 года Центральный банк опубликовал на своем сайте проект рекомендаций XVI Международного банковского конгресса (МБК-2007) "Банки: капитализация, устойчивость, конкурентоспособность". В преамбуле документа отмечалось: "…Рост банковского бизнеса и усложнение его характера, расширение предложения банковских продуктов и услуг, в том числе в сфере потребительского кредитования, сопровождаются накоплением рисков". В этой связи в качестве приоритетной была названа задача укрепления устойчивости кредитных организаций и банковских групп за счет совершенствования систем управления рисками и внутреннего контроля, развития корпоративного управления и транспарентности. Кредитным организациям рекомендовалось уделять больше внимания вопросам достоверности учета и отчетности, обеспечивать высокое качество капитала, адекватно оценивать потери, в том числе потенциальные, применять при оценке рисков методы математической статистики и теории вероятности, продолжить разработку стандартов корпоративной этики, стандартов качества банковской деятельности и механизмов контроля за их соблюдением, принимать активное участие в программах повышения финансовой грамотности населения и т. д.

XVI Международный банковский конгресс прошел в Санкт-Петербурге 7–9 июня 2007 года. Открыл МБК-2007 председатель Центробанка С.М.Игнатьев. Открыл очень необычно. Не поднимаясь на трибуну, прямо в зале перед президиумом, он сообщил, что нынешний конгресс посвящен памяти Андрея Козлова. Сказав много теплых слов в адрес своего погибшего первого заместителя: "Ему удалось многое сделать, но особенно важен его вклад в создание системы страхования вкладов", — Игнатьев предложил почтить его память минутой молчания. Затем был показан небольшой документальный фильм об Андрее Козлове, состоящий во многом из эпизодов его работы на банковских конгрессах в Санкт-Петербурге. Банкиры еще раз смогли услышать знакомый всем говорок, заряженные фразы из ярких выступлений Козлова в разные годы. Такой сценарный ход организаторов выглядел достойно и произвел сильное впечатление. Это был первый за многие годы банковский конгресс без Андрея Андреевича Козлова.


_______________________________


Первый зампред Центробанка А.А.Козлов скончался 14 сентября 2006 года в 33-й московской городской больнице от смертельных огнестрельных ранений. Погиб и его водитель-охранник Семенов. По "горячим следам" преступников найти не удалось. Практически ни у кого не вызывало сомнения, что это убийство — заказное, а единственная его причина — профессиональная деятельность Козлова в должности руководителя банковского надзора. Как писали в СМИ, "убив Андрея Козлова, криминал открыто предупредил власть, что именно так будет отвечать на попытки бороться против альянса организованной преступности, большого бизнеса и коррумпированной номенклатуры".

15 сентября 2006 года Президент В.В.Путина провел экстренную встречу с представителями силовых структур и Центрального банка. На совещании присутствовали генеральный прокурор Ю.Я.Чайка, глава МВД Р.Г.Нургалиев, руководитель службы экономической безопасности ФСБ А.В.Бортников. Центробанк представлял его глава С.М.Игнатьев. Вначале В.В.Путин выразил соболезнования родным и близким А.А.Козлова. "Не сомневаюсь, что вы сделаете все, чтобы их поддержать", — сказал Президент, обращаясь к председателю Центробанка. Однако главной темой совещания стало обсуждение борьбы с преступностью в экономической сфере. Вернее, президентский монолог. Путин дал понять, что ситуация в банковском секторе ему совсем не нравится:

"На мой взгляд, это (убийство) — проявление обострения ситуации в борьбе с преступностью в сфере экономики… Мы являемся свидетелями обналичивания в стране ежемесячно миллиардов рублей и вывода огромных финансовых ресурсов за границу. Эти средства, которые обналичиваются через банковскую систему, используются не только для оплаты услуг соответствующих работников в определенных сферах в конвертах, но уходят на оплату чиновников, предоставляющих эти услуги представителям бизнеса в обход законов и интересов общества, то есть идут на огромные взятки", — обрисовал президент масштабы проблемы, отметив, что помимо "стандартного" криминалитета обналиченные средства "идут на криминальные цели в широком смысле", то есть на террористическую деятельность и наркоторговлю. Считаю необходимым, при соблюдении действующего законодательства и интересов участников рынка, уточнить нормативно-правовую базу работы банковских учреждений со своими клиентами, которые по ряду объективных критериев — а их нам предстоит выработать — вызывают подозрения в нечистоплотности".

Слова Президента В.В.Путина о том, что нужно менять законодательство, касающееся взаимоотношений банков и клиентов, вызвали в банковском сообществе недоумение. Официально заявления главы государства они прокомментировать не согласились. А неофициально сошлись на том, что действующие законы, в том числе федеральный закон N115-ФЗ, дополнить нечем. Может, Президент В.В.Путин имел в виду внесенный зампредом думского комитета по кредитным организациям А.Г.Аксаковым законопроект, который позволяет банкам отказывать подозрительному клиенту в открытии счета или разрывать с ним существующие отношения в одностороннем порядке?

Предполагаемые посредники и исполнители убийства А.А.Козлова были арестованы в ноябре-декабре 2006 года. Одновременно стало известно, что МВД и Росфинмониторинг пресекли деятельность преступного сообщества, которое подозревали в отмывании крупных сумм денег: 200 млрд. руб., 391 млн. долларов и 66 млн. евро. В состав "консорциума" входили руководители и сотрудники таких организаций, как "Век-банк", КБ "Новая экономическая позиция", КБ "Родник", "АКА-банк", "Принт Банк", "Инвесткомбанк Бэлком", КБ "Центурион" (все лишились лицензии), "Фонд стратегического планирования", "Некоммерческое партнёрство поддержки предпринимательской активности граждан", "Автономная некоммерческая организация "Учебно-образовательное объединение "Гармония", "Формирование новых коммерческих структур Бизнес-Курс", "Фонд социальной поддержки инвалидов ветеранов войны и труда вооружённых сил" и другие.

Только за 2006 год в России прекратили свою деятельность 62 банка, из которых лишь 10 были ликвидированы по решению их владельцев, а все остальные лишились лицензий не по своей воле. Самая популярная причина "казни" — отмывание денег и многократное нарушение нормативов Центрального банка. И оспорить это решение в судебном порядке не удалось ни одному "лишенцу", в том числе — скандальному "ВИП-банку", на бывшего председателя правления которого — Алексея Френкеля (задержан 11 января 2007 г.) — пало подозрение в организации покушения на первого зампреда Центробанка А.А.Козлова.

До того, как Френкель и еще шесть обвиняемых в убийстве А.А.Козлова и его водителя-охранника (посредники и исполнители) оказались на скамье подсудимых, в СМИ произошла острая полемика между сторонниками и противниками дальнейшего ужесточения надзора за деятельностью кредитных организаций. Масло в огонь этой дискуссии подлили "письма Френкеля", опубликованные в январе-феврале 2007 года в газете "Коммерсантъ".

Банкир не признавал себя причастным к убийству А.А.Козлова, квалифицировал обналичивание денежных средств, как законный бизнес, и политкорректно намекал на то, что его "подставили". "Банки, — по словам Френкеля, — являются зеркалом экономики. Они не способны повлиять на спрос, они лишь могут предложить услугу (по обналичиванию денежных средств — Прим. Авт.) или её не предложить. Российские банки отмыванием денег не занимаются, потому что в России на эту услугу спрос невелик. Российские банки оказывают клиентам противоположную по направленности услугу — обналичивание и финансирование "серого" импорта. Центральный Банк борется именно с этими явлениями, так как с самим отмыванием он бороться не может — и недвижимость, и таможня, и коррупция, и выборы — всё, где действительно отмываются деньги, находятся вне сферы его компетенции".

Интересы общественности и власти в деле расследования причин и возможных мотивов убийства А.А.Козлова после появления в открытой печати "писем Френкеля" стали расходиться. Первые хотели найти ответ на вопрос, насколько криминализирована банковская система и коррупционированы органы надзора, вторые — поставить в этом вопросе точку, чтобы возложить вину и уголовную ответственность на одного конкретного подозреваемого, который не выглядел закоренелым злодеем.

23 января 2007 г. адвокаты подозреваемого распространили заявление об "исчезновении" из квартиры Френкеля после ее обыска следственными органами $206 тыс. наличными. И этому сообщению общественность поверила больше, чем неловким "информационным выбросам" следственных органов о нетрадиционной сексуальной ориентации подследственного. "Информационные выбросы" со стороны защиты и со стороны обвинения продолжались вплоть до начала судебного процесса, словно подтверждая слухи о наличии торга, который в данном случае был совершенно не уместен.

А.Френкель родился в 1971 году в интеллигентной московской семье. В 1992 году с отличием окончил экономический факультет МГУ имени М.В.Ломоносова и поступил в заочную аспирантуру, работал ведущим экономистом валютного отдела в "Русском акцептном банке", затем возглавлял управление валютно-финансовых операций банка "Нефтяной", в этом же банке занимал пост зампреда правления. С 1995 г. по декабрь 1998 г. А.Френкель занимал должность председателя правления банка "Диамант", а затем пост председателя правления банка "Электроника". В 2000 г. стал председателем правления "ВИП-банка".

Покойный А.А.Козлов, по версии СМИ, не дал "ВИП-банку" санкции на вхождение в систему страхования вкладов, а потом аннулировал у банка лицензию. Это, конечно, совсем не так, поскольку решение об отзыве лицензии кредитной организации принимает не конкретное лицо, а коллегиальный орган — Комитет банковского надзора (КБН), состоящий из 10 человек. Представление на аннулирование банковской лицензии готовит территориальное управление Центрального банка. В отношении "ВИП-банка" все материалы, необходимые для принятия КБН мотивированного решения, соответственно, были подготовлены Московским ГТУ ЦБ РФ. Френкель мог, конечно, не знать процедурных тонкостей принятия решения об отзыве лицензии, и в таком случае его личная обида и неприязнь по отношению к А.А.Козлову, возможно, была кем-то искусно использована, как в 1934 году жгучая ревность мелкого партийца и рогоносца Николаева к крупному партийному боссу и жизнелюбцу Кирову.

Коллегия присяжных по делу об убийстве А.А.Козлова и его водителя была сформирована 27 февраля 2008 года. В нее вошли 12 основных и 10 запасных присяжных заседателей. Суд над предполагаемыми исполнителями, посредниками и заказчиком громкого преступления начался 3 марта 2008 года в Мосгорсуде. Ход заседаний, проходивших в закрытом режиме, освещался в прессе. Насколько правдоподобно — на совести журналистов. 12 марта в качестве свидетелей на суде выступили представители Центробанка. Вот, как описывает это заседание корреспондент отдела "Политика" журнала "Русский репортер" (N10.- 2008) Михаил Романов:


"На прошлой неделе в Мосгорсуде начались слушания по громкому делу об убийстве заместителя председателя Центробанка Андрея Козлова. В то время как в качестве свидетелей допрашивают только высокопоставленных сотрудников ЦБ. Но они не могут ответствовать на первый вопрос: к чему Алексей Френкель мог бы заказать мокрое дело Андрея Козлова? Алексей Френкель настаивает на своей невиновности. На скамье подсудимых — семеро. По версии следствия, трое из них были исполнителями убийства, трое — посредниками, а единственный — банкир Алексей Френкель — заказчиком преступ-ления, заплатившим за устранение Козлова $300 тыс. Ещё один предполагаемый участник преступления скрылся и объявлен в международный розыск. Подсудимые не выглядят убитыми горем невинно оклеветанными жертвами: в своем прозрачном пуленепробиваемом "аквариуме" они либо веселятся, отпуская шутки в адрес свидетелей, либо читают газеты, попивая газировку. Лиана Аскерова сидит, положив ноги на стоящую спереди скамейку.

И только первостепенной важности обвиняемый Френкель бьется с судом. В строгом костюме, белоснежной рубашке и галстуке, он зарывается в бумаги и сборники по законодательству РФ, которые достает из огромной капроновой сумки (такими обыкновенно пользуются "челноки"), сам быстрее стенографистки ведет записи и засыпает свидетелей десятками уточняющих вопросов. Бывшие сотрудники его банка, ведущие в коридорах суда "разъяснительную" работу с журналистами, не скрывают, что надеются на оправдательный вердикт в отношении своего шефа. По их словам, Френкель намеревается передать протоколы процесса в Европейский суд по правам человека. В курилках они дарят журналистам зажигалки с логотипом "ВИП-банк".

А между тем очередной очевидец — бывший зампред Центробанка Дмитрий Тулин (ныне — глава аудиторской фирмы "Deloitte & Touche СНГ"), отвечая на вопросы прокурора Гульчехры Ибрагимовой, открыто перешел в атаку:

— Имя ВИП-банка мне славно известно, он занимался масштабными операциями по отмыванию "грязных" денег. Это либо не уплаченные в бюджет налоги, либо не уплаченные в бюджет таможенные платежи; немало лет предоставлял ЦБ недостоверную финансовую отчетность. Открыто говоря, я еще в 2004 году предлагал отозвать лицензию, но коллеги не согласились, посчитав, что мы рискуем просадить занятие в арбитражном суде. За отзыв лицензии мы голосовали коллегиально, за большим столом, и пространство дружбан от друга было достаточное, чтобы не подсматривать, кто на какую кнопку жмет. Но убили из нас только одного Козлова.

Затем господин Тулин огорошил зал цифрами: банкирвладелец или крупный акционер банка. поведал, что в тот год, когда убили Козлова, в стране было проведено операций по "отмыванию" денег на 1,5–2 трлн. рублей, или на $40–50 млрд. И с тех пор немного что изменилось.

Присяжные — большей частью это женщины пенсионного возраста — возмущено качали головами. А Тулин, глядя на Френкеля, хладнокровно добивал публику: "Такие "отмывочные" банки, которыми возглавлял Френкель, за свои услуги берут в среднем один процент. Если ежегодно в бюджет не попадает 40 миллиардов долларов, то они имеют барыш примерно 400 миллионов долларов. Славный бизнес".

Цифры, конечно, впечатляют. Но где в этом месте прямая связь с убийством Козлова? Ибо за полтора месяца до его гибели комитет банковского надзора лишил лицензий три десятка банков.

По словам Тулина, три банка Френкеля (причастность которого к одному из них — РТБ-банку — покуда следствием не доказана. — "РР") были связаны между собой в одну преступную группу. На жаргоне банкиров и правоохранительных органов, занимающихся экономическими преступлениями, такие альянсы именуются "отмывочной площадкой". Тулин уверяет, что банки Френкеля входили в десятку крупнейших финансовых "прачечных" страны. В результате масштабных проверок удалось выяснить, что аффилированные структуры Френкеля перекиды-вали монеты на счета товарищ друга по цепочке, в итоге превращая их в "чистые".

Другой свидетель — глава Цент-робанка Сергей Игнатьев обратил участливость присяжных на то, что ВИП-банк упоминался в анонимной записке, которую Козлов получил за полтора месяца до его убийства. В записке утверждалось, что <определенная категория банков>, в том числе ВИП-банк, занимаются операциями по отмыванию денег в крупных масштабах и существует связанная с ними группа лиц, которая недовольна действиями супротив этих кредитных организаций лично Козлова и может осмелиться на его физическое устранение. Ни Игнатьев, ни Козлов на наличие подобной угрозы внимания не обратили, хотя угрожали Козлову в первостепенный раз. По закону секьюрити предоставляется только председателю ЦБ, но в отдельных случаях работа безопасности сопровождает и других сотрудников. И все-таки банкиры предупреждение 1) согласно ст. 90 ук рф одна из принудительных мер воспитательного воздействия, назначаемых лицу моложе 18 лет, впервые совершившему преступление небольшой или средней тяжести. состоит в разъяснении вреда, причиненного его деянием, и последствий повторного совершения преступлений, предусмотренных ук рф; 2) одна из мер административного взыскания, предусмотренная ст. 26 коап. лицо, совершившее административный проступок, официально осуждается и предостерегается от продолжения противоправных действий (повторного их совершения). выносится в письменной форме (иным установленным способо проигнорировали".


28 октября 2008 года присяжные признали вину подсудимых полностью доказанной, а 13 ноября 2008 года Мосгорсуд на основании вердикта присяжных приговорил А.Френкеля к 19 годам лишения свободы. Остальным шести подсудимым суд назначил наказание от 6 лет лишения свободы до пожизненного заключения.

Еще раньше было доказано неподлинное авторство "писем Френкеля". К ним "приложил руку" — в качестве редактора и соавтора — председатель Московской международной валютной ассоциации А.Н.Мамонтов. Свой поступок Мамонтов объяснял: 1) толстовским чувством жалости к Френкелю, которому грозило пожизненное тюремное заключение, и 2) намерением обратить внимание делового сообщества и средств массовой информации на несовершенную нормативно-правовую базу, которая способствует проявлениям субъективизма и произвола по отношению к ряду банков со стороны Центробанка.

Генеральная прокуратура по результатам проведенной в октябре-ноябре 2006 года комплексной проверки Центрального банка, отчасти, но все-таки, подтвердила достоверность фактов и выводов, содержавшихся в "письмах Френкеля". А руководство Центробанка, в свою очередь, признало, что организация работы органов надзора несовершенна и обещало исправиться.

8 февраля 2007 года председатель Центробанка С.М.Игнатьев направил Генеральному прокурору Ю.Я.Чайке письмо следующего содержания:


ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК РФ

Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайке

от 08.02.2007 N 01-31-2/415

на N73/3-7681к-2006 oт 30.01.2007


О проверке Центрального банка РФ


Уважаемый Юрий Яковлевич!


В октябре-ноябре 2006 года Генеральной прокуратурой Российской Федерации с участием представителей Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Федеральной службы по финансовому мониторингу и Министерства финансов Российской Федерации в центральном аппарате и в территориальных учреждениях Центрального банка Российской Федерации проведена проверка исполнения федерального законодательства о банках и банковской деятельности.

По результатам проведенной проверки в адрес Банка России внесены четыре представления (от 16.12.2006 N 73/3-7681к-06, от 16.12.2006 N 73/3-7681к-2006, от 20.12.2006 N 73/3-7681к-06, от 20.12.2006 N 73/3-7681к-2006), которые рассмотрены в установленный законом срок.

С учетом выявленных в процессе прокурорской проверки нарушений и недостатков Банком России приняты конкретные меры по их устранению, а также запланированы соответствующие мероприятия по недопущению подобного впредь.

Подробные ответы на представления направлены в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

Принимая во внимание серьезность актов прокурорского реагирования, Банком России подготовлен приказ от 8 февраля 2007 года N ОД-93 "О мерах по устранению нарушений, выявленных Генеральной прокуратурой Российской Федерации в ходе проверки исполнения федерального законодательства о банках и банковской деятельности в Центральном банке Российской Федерации".

Учитывая роль Генеральной прокуратуры Российской Федерации как высшего органа, осуществляющего надзор за исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, просим Вас направить представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации для выступления на Всероссийском совещании руководителей территориальных учреждений Банка России, намеченном на 20–21 марта 2007 года.


С.М. Игнатьев


20 февраля 2007 года в Государственной Думе прошли парламентские слушания "Соответствие нормативного регулирования и практики осуществления Банком России банковского надзора основным положениям федерального законодательства" Широкая дискуссия развернулась по вопросам, считавшимся необсуждаемыми или имеющими однозначный ответ:

— банковский надзор — механизм совершенствования системы или карающий меч;

— какова модель взаимодействия регулятора и банков;

— возможен ли баланс интересов сторон;

— целесообразно ли сочетание в Банке России нормотворческих и надзорных функций;

— должен ли Банк России отвечать за развитие банковской системы страны.


Глава банковского комитета Госдумы В.М.Резник горячо настаивал на том, что необходимо отделить банковский надзор от прочих, установленных российским законодательством, функций Центрального банка РФ. Он говорил о том, что Банк России в практике своей надзорной деятельности зашел слишком далеко, фактически создав параллельную действующим нормам "Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (КоАП РФ) систему санкций. По словам руководителя банковского комитета Госдумы, сегодня положение в надзоре таково, что правонарушение "может быть установлено ЦБ, а может — и нет; санкции к банку могут применяться, а могут и не применяться". Решения же зачастую основаны на субъективных суждениях представителей банковского надзора. И привел в качестве доказательства несколько убедительных примеров, подытожив сказанное следующими словами: "Ребенок может быть либо мальчиком, либо девочкой, но он не может быть им в зависимости от мнения надзорного органа".

Депутата Резника поддержал глава Росфинмониторинга В.А.Зубков. "Сегодня служба получает 25–30 тыс. сообщений от банков ежедневно, но ЦБ эту информацию не пытается использовать, — посетовал он. — Я интересовался у руководства Центробанка тем, как используется эта возможность, но мне ответили, что не могут дать такой информации". "Отзыв лицензий у банков не является решением проблемы… Обналичивание не сократилось, "серые" схемы вывода денег за рубеж — нет. Эффективна ли система банковского надзора?!" — обратился он с риторическим вопросом к главе Центробанка Игнатьеву. Тот обиженно промолчал.

Глава Центробанка С.М.Игнатьев вышел на думскую трибуну явно растерянным. И сразу упрекнул В.М.Резника в том, что тот заранее не прислал ему тезисов своего выступления. "Хотя вы мне это и обещали", — укорил парламентария главный банкир страны. Он сообщил, что пока не сможет ответить на обвинения. Это, однако, не помешало Игнатьеву нарисовать общую катастрофическую картину в банковской сфере и на ее фоне подчеркнуть успехи своего ведомства. Согласно приведенных им данных, в России ежедневно обналичиваются от 50 млрд. до 80 млрд руб., а от $3 млрд до $4 млрд переводится на счета оффшорных банков, якобы за поставленные товары или оказанные услуги. Так что ежегодно "налево" уходит от 1,5 трлн. до 2 трлн. руб. В то же время, — отметил Игнатьев, — Центральный банк с начала 2005 года отозвал лицензии всего у 70 кредитных организаций, чья доля в совокупном капитале банковской системы составляет лишь полпроцента. Если у Центробанка отнимут надзорные функции, то, по его словам, "псевдобанки будут существовать вечно".

Присутствовавшие на слушаниях банкиры заступились за С.М.Игнатьева и высказались против отделения надзора от прочих функций Центробанка. И понять их можно. К существующей практике надзора, несмотря на непредсказуемость "мотивированных суждений" своих кураторов из Центробанка, они уже привыкли. По спорным вопросам научились находить с ними общий язык и достигать компромисс. В случае создания отдельного от Центробанка надзорного органа банкирам пришлось бы иметь дело с новыми людьми, которые в условиях кадровой политики Кремля последних лет с большой степенью вероятности представляли бы выходцы из силовых ведомств и спецслужб, с которыми особенно не поспоришь. Иначе говоря, банкиры пришли к однозначному решению, подобному выводу известного героя известной пьесы Уильяма нашего Шекспира:

"Не лучше ли смириться со знакомым злом, чем бегством к незнакомому стремиться?"

4 апреля 2007 года, в преддверие своего очередного съезда, Ассоциация российских банков высказала свое мнение по вопросам организации банковского надзора в России в документе, известном в банковском и экспертном сообществе, как "Апрельские тезисы Тосуняна". Главная идея тезисов — "концептуальное различие в подходах к функции банковского надзора". АРБ предложило перейти от формулы — "Надзор как инструмент подавления", к формуле — "Надзор, как инструмент развития". Отсюда и первые два тезиса, гласящие, что надзор — не самоцель и не карательный инструмент в руках ЦБ, а средство обеспечения устойчивого развития национальной банковской системы и конкурентоспособности российских банков на мировых финансовых рынках.

В третьем тезисе предлагалось оценивать эффективность надзора с точки зрения того, насколько он обеспечивает принципы равной конкуренции; способствует доступности банковских услуг; влияет на снижение стоимости банковских услуг; способствует развитию кредитного рынка.

Четвертый тезис лаконично утверждает: "Если норма закона нарушается практически всеми участниками рынка, значит необходимо срочно провести ревизию тех правил, которые вызывают столь массовую эпидемию нарушений, с точки зрения их разумности и соответствия экономическим реалиям".

Шестой тезис гласил: "Мотивированное суждение должно использоваться исключительно в интересах банков. Оно должно служить основанием для принятия во внимание существенных обстоятельств, которые позволяют исключить или смягчить ответственность за незначительные нарушения, а не использоваться для расширительного толкования норм, устанавливающих те или иные ограничения".

Следующие тезисы, с седьмого по десятый, посвящены вопросу о целесообразности вывода банковского надзора из компетенции Центрального банка. Авторы тезисов сочли это нецелесообразным и в то же время предложили усовершенствовать его механизмы. Реформирование банковского надзора, по их мнению, следует начать с "процедуры взаимодействия Банка России с представителями банковского сообщества при разработке и принятии нормативных актов". А здесь не обойтись без "механизма обратной связи", который должен предусмотреть включение представителей банковского сообщества в состав основных органов управления и надзора за банковской системой — Национальный банковский совет, Совет директоров и Комитет банковского надзора Центрального банка с правом совещательного голоса.

____________________________________


6 апреля 2007 г. в Москве в Колонном зале Дома союзов состоялся очередной, XVIII Ассоциации российских банков Центральными в повестке дня форума были вопросы:

1) о ходе выполнения Программы банкизации России, утвержденной XVII Съездом АРБ, и поручений президента РФ по результатам заседания президиума Госсовета РФ от 14.11.2006 г.;

2) предложения АРБ по денежно-кредитной политике страны и роли банков в форсированном развитии кредитного рынка;

3) банковский надзор как инструмент развития банковской системы и обеспечения конкурентоспособности банков.

После прослушивания гимна России первым выступающим стал глава экспертного управления Администрации президента РФ А.В.Дворкович. Он зачитал приветственное послание Президента В.В.Путина съезду, отметил, что Ассоциация сделала очень много для развития банковской системы. Однако не обошлось без критики — Дворкович упрекнул присутствующих в том, что не исполнено поручение Президента Российской Федерации по вопросу повышения конкурентоспособности банковской системы: "Фактически, ничего из того, что предполагалось, сделано не было. Видимо, не в полной мере те, кто отвечает за это, чувствуют приоритетность этих вопросов".

Выступивший с докладом президент АРБ Г.А.Тосунян рассказал о проделанной работе по реализации программы "банкизации всей страны". "Прошедший год был удачен как для экономики страны, так и для банковской системы, и Программа банкизации внесла свою лепту в развитие этой системы", — заявил он. Согласно приведенным им данным, в 2006 году на 40 % выросли активы банков, на 37 % вырос их капитал. Говоря о проблемах банковского сектора, президент АРБ отметил нехватку долгосрочных средств — только 8 % экономики финансируется за счет банковских средств, соответственно дефицит длинных денег приводит к старению основных фондов (износ составляет 42 %). Другими немаловажными проблемами являются дефицит банковских услуг в регионах и отставание капитализации российских банков от их зарубежных коллег. Г.А.Тосунян предложил три варианта увеличения капитализации банков: 1) за счет освобождения прибыли банков от налогов, 2) за счет субординированных кредитов или средств из инвестиционного фонда и 3) упрощения процедуры проведения IPO.

Другая проблема отечественной банковской сферы — это, по словам Тосуняна, "дефицит банковских услуг в регионах". По статистике, в России на 100 тыс. населения приходится лишь 14 точек банковского обслуживания. В других странах эти цифры составляют свыше 50 банковских филиалов. Поэтому перед российскими банкирами стоит задача по открытию новых филиалов в провинции. При этом особенно важно "возвращение кредита доверия населения к банкам" с тем, чтобы люди держали деньги не в кубышке, а пользовались современными банковскими услугами и инструментами. Для этого необходимо, помимо увеличения количества филиалов, также увеличение перечня банковских услуг, их оптимизация и более прозрачные и понятные условия по предоставлению кредитов и банковских гарантий.

Председатель Центробанка С.М.Игнатьев в своем выступлении отметил, что в целях снижения инфляции Центробанк "сознательно пошел на укрепление курса рубля". В 2006 году номинальный курс рубля вырос на 2,2 %. В то же время реальный эффективный курс рубля вырос на 7,4 %. Он также напомнил, что в 2005 году приток частного капитала в Россию впервые составил $1 млрд., а до этого на протяжении многих лет наблюдался его отток. В 2006 году этот показатель составил $42 млрд. Такой большой приток капитала, по мнению главы Центробанка, объясняется возросшей инвестиционной привлекательностью страны и "отменой с середины 2006 г. ограничений и обременений на проведение валютных операций".

Во второй части своего выступления глава Центробанка остановился на проблемах банковского надзора. Он сказал, практика выведения банковского надзора из-под ведения центральных банков в некоторых странах существует, однако, применительно к нашим, российским условиям это, по его мнению, будет иметь "очень сомнительные выгоды". С подозрениями работников Центробанка в коррупции, — на что намекали "письма Френкеля, — глава Центробанка расправился так: "У нас работает 4 тысячи человек в надзоре. За последние пять лет никто из сотрудников не был осужден за коррупцию. В то же время я не могу утверждать, что в Банке России работают только честные люди. Поэтому я вас убедительно прошу: если кто-то из сотрудников ЦБ у вас вымогали деньги — обращайтесь в правоохранительные органы. Это в интересах коммерческих банков, это в интересах ЦБ, это в интересах всего нашего банковского сообщества", — призывал он присутствующих.

Глава Центробанка согласился с мнением банковского сообщества о том, чтобы банки имели право расторгать в одностороннем порядке договоры с недобросовестными клиентами, и рассказал о жалобах заемщиков на скрытые комиссии. "Слава богу, что банки начали осознавать, что неполная информация — это проблема не столько для заемщика, сколько для самих банков", — напомнил он о претензиях "обманутых заемщиков". Также он обратил внимание на необходимость внесения изменений в законодательство, направленных на упорядочивание регистрации юридических лиц: "Нельзя признать нормальным положение, когда, по свидетельству федеральной налоговой службы из 2 тыс. ежедневно регистрируемых новых юридических лиц половина создается специально для включения в схемы, направленные на уклонение от уплаты налогов, таможенных платежей, проведения других незаконных операций".

Из выступлений в прениях по отчетному докладу Г.А.Тосуняна следует особо выделить речи руководителей крупнейших российских банков А.И.Казьмина и А.Л.Костина. Задетые за живое замечанием Дворковича, они напомнили С.М.Игнатьеву о ноябрьском заседании Президиума Госсовета. Глава ВТБ Костин сообщил, что банки, в том числе государственные, до сих пор не получили доступ к "длинным" деньгам Пенсионного фонда и Стабилизационного фонда. "Складывается парадоксальная ситуация, когда доступ к средствам Стабилизационного фонда имеют только западные банки, а российские, включая самые крупные, оказываются вне конкурса, что является явной дискриминацией", — возмущался он.

Еще более бескомпромиссно выступал президент Сбербанка А.И.Казьмин: "Недоумение банковского сообщества растет. Несмотря на огромные финансовые резервы, которые накапливаются в стране в разных формах, российские банки по сравнению со своими зарубежными собратьями остаются, так сказать, бедными родственниками. Даже самые крупные из них".

На брифинге после своего выступления на съезде АРБ Председатель Центрального банка С.М.Игнатьев заявил, что изменение системы рефинансирования зависит от смягчения бюджетной политики, которое он считает вполне возможным. "Я не исключаю того, что Правительство часть накопленных средств будет размещать в институтах развития — может быть, на долговременной основе", — сообщил он, добавив, что часть этих средств достанется и банкам. Правда, сам Центробанк при этом ничем не пожертвует. По словам Игнатьева, рефинансирования коммерческих банков на долгосрочной основе не планируется. "Я не хотел бы, чтобы это был Центробанк", — заявил он, пояснив, что за главным банком страны останется функция предоставления коротких денег для поддержания текущей ликвидности банков.

В первом полугодии 2007 года объем зарубежных инвестиций в российскую экономику вырос в 2,6 раза, достигнув рекордной суммы $60,3 млрд. Рассчитывая заработать на укреплении рубля, иностранные инвесторы кредитовали российские банки по весьма низким ставкам. В начале августа международное рейтинговое агентство Standard Poor's изменило оценку страновых рисков России, переведя ее из 8-й в более надежную 7-ю группу: Всю первую половину 2007 года рынок МБК функционировал в условиях избыточной ликвидности. Ставки overnight и биржевого РЕПО не превышали 4.0 %, а инструмент прямого РЕПО Центрального банка оставался невостребованным.

Во второй половине 2007 года ситуация резко изменилась. 18 июля глава ФРС США Бен Бернанке признал, что наблюдается безусловное ухудшение ситуации на рынке ипотечных кредитов для заемщиков низкого кредитного качества. Прогнозы экономического роста США были понижены на 25 б.п. (до 2,25- 2,5 % на текущий и до 2,5–2,75 % на следующий год). В начале августа компания American Home Mortgage Investment Corp., которая занимается выдачей ипотечных кредитов заемщикам с хорошим кредитным качеством, заявила о приостановке выдачи новых кредитов и сокращении 7000 рабочих мест. Зашатался крупнейший банковский конгломерат "City Group", акции которого получили негативный рейтинг.

Американский ипотечный кризис ударил по Европе (особенно по Великобритании, чья банковская система сильнее всего зависит от американского рынка). Пятый по величине из английских банков "Nothern Rock", державший немалую часть своих активов в рискованных ипотечных облигациях, подвергся набегу вкладчиков, изъявших сбережений на сумму до 5 миллиардов фунтов, что повлекло падение акций банка на 45 % и обращение его владельцев к финансовым властям с просьбой о помощи.

В течение сентября-октября 2007 года крупнейшие международные инвестиционные банки списали десятки миллиардов долларов "плохих" долгов. 16 августа 2007 года Европейский Центральный Банк (ЕЦБ) был вынужден предоставить более?250 млрд. ликвидности европейскому межбанковскому рынку. Кризис на рынке американской ипотеки быстро осушил мировые запасы ликвидности, и занять по ставке LIBOR стало непросто даже ведущим мировым финансовым институтам.

Главный редактор "Frankfurter Allgemeine Zeitung" Хольгер Штельцнер писал 13 августа 2007 года в своей колонке: "Банки просчитывали самые разнообразные риски, кроме одного-единственного — риска возникновения ситуации, в которой они утратят доверие друг к другу. Так кризис на американском рынке недвижимости обернулся кризисом межбанковского доверия. Начался поиск "плохих парней"".

В условиях кризиса доверия мировые центральные банки вынуждены были пойти поистине на беспрецедентный шаг. В середине декабря ФРС США, Европейский центральный банк (ЕЦБ), Банк Англии, Банк Канады, а также Швейцарский национальный банк заключили соглашение о проведении совместных действий, направленных на улучшение ситуации в кредитной сфере. Среди основных мер предполагалось осуществление прямых вливаний в банковские системы через аукционы РЕПО, а также предоставление валютных свопов.

Кризис на рынке американской ипотеки осложнил финансовое положение крупнейших российских корпораций и банков. Центробанк изначально выпустил ситуацию с привлечением российскими компаниями и банками зарубежных заимствований из-под контроля. Что мешало российским монетарным властям ввести повышенное резервирование по иностранным займам в 2006-м? Безусловно, стоимость кредитов выросла, но и рубль бы укреплялся не такими темпами, и рублевые остатки на банковских корсчетах не болтались бы без дела, и банки развивали кредитные программы более взвешенно.

23 августа 2007 года первый зампред Центробанка Г.Г.Меликьян в своем выступлении на 8-м Всероссийском банковском форуме в Нижнем Новгороде выразил недовольство увлечением российских банков иностранными займами: "Их совокупный внешний долг превысил $100 млрд., а его доля в пассивах составила 15 %. До 20 % — еще можно, после 25 % — плохо, выше 30 % — совсем плохо. Вот у некоторых банков совсем плохо". Несколько дней спустя, 28 августа, выступая в эфире радиостанции "Эхо Москвы", президент АРБ Г.А.Тосунян прокомментировал заявление первого зампреда Центробанка следующим образом: "Он ничего особенного не заявлял, он аналитически оценивал, что когда заимствуешь вовне, то надо учитывать, чтобы объем этих заимствований в чужой валюте не превышал какую-то критическую сумму… Как аналитик, каждый из нас с этим согласен. Никаких конкретных рисков это не несет, просто надо учитывать, что иностранная валюта подвержена некоторым колебаниям, которыми не управляешь".

Эксперты и финансовые аналитики, на которых ориентировалось руководство АРБ, даже не предполагали, что в результате внезапной остановки внешнего финансирования и вынужденного замещения его централизованным внутренним рефинансированием банковская система Росси может оказаться в своеобразной "ловушке ликвидности". Первый звонок прозвучал в начале осени 2007 года. По состоянию на 30 августа 2007 года средства кредитных организаций на корсчетах и депозитах в Центробанке, которые еще в начале июля превышали 1,3 трлн. руб., упали до 338,6 млрд. руб. Кредиты Центробанка по операциям прямого РЕПО в середине месяца доходили до 272 млрд. рублей в день. На рынке МБК ставки для банков "второго круга" подскочили до 10 %. Два месяца назад ставки на рынке МБК были ниже 3 % годовых. Каждый день появлялись сообщения, что один банк отказывает в выдаче корпоративной клиентуре кредитов, другой начинает переговоры о досрочном возврате предоставленных ссуд, а третий увеличивает доходность по еврооблигациям.

За первые три недели октября 2007 года рост индекса потребительских цен в России составил 1,3 % при пугающе высокой базовой инфляции, которую уже невозможно было отнести на счет глобального роста цен на продовольственные товары. Центр макроэкономического анализа Сбербанка в начале апреля 2008 года опубликовал доклад, авторы которого (Ксения Юдаева и Надежда Иванова), в частности, доказывали, что "начиная с середины 2007 года — с начала мирового финансового кризиса наблюдается возрастание эффекта изменения денежной массы на рост индекса потребительских цен. То есть с середины 2007 года один и тот же рост денежной массы стал вызывать больший всплеск инфляции, чем ранее. Это может свидетельствовать о замедлении темпов роста монетизации российской экономики, связанном либо с некоторым ее перегревом, либо с некоторым снижением доверия к рублю в связи с началом мирового финансового кризиса".

Деловое сообщество и органы исполнительной и законодательной власти России входили в мировой финансовый кризис после длительного периода очень высокого экономического роста, когда в общественно-политическом сознании сформировалась привычка к успеху — ожидание, что макроэкономическая ситуация, условия ведения бизнеса и уровень жизни будут только улучшаться. Эти настроения подогревались "административным восторгом" послушных Кремлю партий парламентского большинства.

10 октября 2007 года на первом заседании "обновленного правительства" новый премьер — бывший глава финразведки В.А.Зубков, сделал банкам очень тонкий намек в стиле: "Я знаю, что вы знаете, что я знаю". Внимание премьер-министра привлек случай с пензенским бумажным комбинатом "Маяк", которому не удалось взять в ВТБ кредит в размере?20 млн. "Несколько месяцев [пензенские бизнесмены] ходили за ВТБ, просили кредит. Их водили за нос. Сначала обещали под 14 %, потом ставку подняли, потом опять несколько месяцев водили за нос, в результате ничего не дали… Нашли в результате кредит в Чехии под 4,5 %. В Чехии! Это же позор! Позор!" — негодовал премьер и потребовал от Минфина и Центробанка принять меры для поддержания отечественного производителя.

В соответствии с распоряжением Правительства N1687-р от 27 ноября 2007 г. Минфину РФ и другим заинтересованным министерствам и ведомствам было дано поручение — обеспечить перевод свободных бюджетных средств по следующим направлениям:

— Банк развития (ВЭБ) — 180 млрд руб.;

— Российская корпорация нанотехнологий — 90 млрд руб.;

— Фонд содействия реформированию ЖКХ — 240 млрд руб.;

— Инвестиционный фонд — 90 млрд руб.


Данные денежные средства поступили на расчетные и депозитные счета государственных банков, а от них, "кругами", начали расходиться по банковской системе. Центральный банк в свою очередь также предпринял меры по поддержанию ликвидности:

— начал предоставлять банкам рефинансирование под залог кредитных требований (ставки по кредитам на срок до 90 календарных дней — 7.0 % годовых, а на срок от 91 до 180 дней — 8.0 %);

— снизил нормативы обязательных резервов по обязательствам кредитных организаций в среднем на 1 п.п., обеспечив краткосрочный приток рублевой ликвидности в объеме около 70–80 млрд. руб.;

— снизил на две ступени требования по рейтингам для эмитентов, облигации которых принимаются в залог при осуществлении операций прямого РЕПО.


На финансовом рынке появилось много дешевых кредитных ресурсов, и ставки МБК снова вернулись на уровень 6 %. Банки выдержали внезапно обрушившийся на них кризис ликвидности, и даже темп прироста активов оказался на уровне 2006 года — 44 %. В октябре возобновился приток в страну частного капитала. Только за первую декаду месяца Банк России приобрел на валютном рынке порядка $8 млрд.

Профессиональные участники российского фондового рынка тоже не унывали, полагая, что в новом, 2008 г., который по восточному календарю соответствовал знаку "Земляной Мыши", не стоит ожидать серьезных перемен. Ожидалось, что в стране сохранится макроэкономический рост, повысится число инвесторов и увеличится количества IPO.

17 декабря 2007 года консорциум центральных банков развитых стран провел первый аукцион в рамках так называемой временной программы кредитования (TAF), в ходе которого ЕЦБ предоставил финансовому сектору ликвидность на сумму более?500 млрд., или $700 млрд. При этом ставка по привлеченным средствам оказалась заметно ниже рыночной (4,21 % годовых). Основное новаторство подобного рода инструмента заключалось в том, что ЕЦБ впервые фактически получил право долларовой эмиссии. Проведение совместных действий ведущими мировыми центральными банками способствовало снижению спроса на денежные ресурсы и позволило банковской системе еврозоны довольно завершить 2007 год относительно комфортно.

15 января 2008 года сведения о резком сокращении прибыли Citigroup привели к падению на Нью-йоркской фондовой бирже. Индекс промышленной активности Dow Jones снизился на 2,2 %, Standard & Poor's — на 2,51 %. Nasdaq Composite потерял 2,45 %. 21–22 января последовало продолжение биржевого кризиса сделавшегося глобальным. Причина случившегося — в том, что массе игроков стало ясно, насколько плохо обстоят в реальности дела с прибылью в банковском секторе США и Великобритании. За дорогими акциями и высокой капитализаций крупнейших инвестиционных банков скрывались убытки или проблемы, ставшие хроническими.

Завершившийся 27 января 2008 года в Давосе Всемирный экономический форум (ВЭФ-2008) оказался в центре внимания мировых СМИ. В форуме приняли участие около 30 глав государств и правительств из разных стран мира, более 100 министров, представители ведущих международных организаций и общественные деятели, а также руководители ведущих международных организаций во главе с генеральным секретарём ООН Пан Ги Муном.

Швейцарская "Le Temps" в своем репортаже из Давоса сообщала о выступлении профессора экономики Stern School of Business при Нью-Йоркском университете Нуриэля Рубини, которого "ждали не меньше, чем чтения расшифровок Нострадамуса". Участники Давоса брали конференц-зал штурмом, кому не хватило сидячих мест, предпочли слушать неутешительные прогнозы стоя. За два года до описываемых событий, в сентябре 2006 г., профессора Рубини пригласили на семинар в МВФ. Выступая перед тремя сотнями участников, он дал свою оценку ситуации: рынок недвижимости США рухнет, в ипотечном секторе разразится кризис, в том числе из-за обилия высокорискованных (subprime) кредитов, рынок ипотечных облигаций ждет обвал, кризис охватит мировую финансовую систему, в экономике США начнется рецессия, серьезных проблем не избежать и другим регионам, в том числе быстро растущим развивающимся странам. Кризис приведет к краху многих хедж-фондов, инвестиционных банков и других крупных финансовых институтов, таких как американские квазигосударственные ипотечные агентства "Fannie Mae" и "Freddie Mac". Когда Рубини закончил выступать, в зале воцарилась тишина. Рассказывают, что модератор, для того, чтобы хоть как-то разрядить гнетущую атмосферу, неловко пошутил: "После такого прогноза неплохо бы выпить чего-нибудь крепкого". Зал ответил нервным смехом: никто не верил, что такое может случиться.

В своем выступлении в Давосе перед собравшимися в конференц-зале представителями деловой и политической элиты Рубини подтвердил свой диагноз: "У Соединенных Штатов не насморк, а пневмония, — заявил профессор, — Проблема не в том, наступит или не наступит спад, а в том, что американской экономике предстоит аварийная посадка".

Вице-премьер и министр финансов А.Л.Кудрин в своем выступлении во время открытия форума не без гордости отметил, что Россия остается островом относительной стабильности в океане бушующего мирового финансового кризиса: "Россия сумела за последние годы добиться стабильности в экономике и накопить значительные золотовалютные резервы, которые являются "подушкой безопасности". Конечно, признал Министр, "с учетом углубления интеграции России в мировую экономику мы почувствовали негативные последствия кризиса, но они не станут для нас жестко отрицательными". При погашенном внешнем долге накопленных средств у России столько, что теоретически Москва, по мнению Кудрина, может потратить часть средств резервного фонда России на покупку крупнейших мировых компаний, терпящих убытки во время кризиса. Как всегда, на уровне, прошел в Давосе традиционный русский вечер: после сельди под шубой, салата "Столичного", холодца и блинов с икрой, гостей форума пригласили на каток. Ледовая симфония от Алексея Ягудина, Евгения Плющенко, Ирины Слуцкой и Татьяны Навки с Романом Костомаровым никого не оставила равнодушным. Такого Давос еще не видел.

7 февраля 2008 года по сообщению газеты "Коммерсантъ" (N 20(3837) от 08.02.2008) премьер В.А.Зубков провел в Большом зале переговоров Дома правительства совещание представителей Правительства с членами совета Ассоциации российских банков. На встрече присутствовали 15 руководителей крупнейших банков, Министр финансов А.Л.Кудрин, председатель Центрального банка С.М.Игнатьев, глава комитета Госдумы по финансовым рынкам В.М.Резник и ряд представителей министерств и правительственных агентств. Присутствующие не скрывали, что тема совещания в такой степени тревожна, что никаких публичных сомнений в существовании кризиса быть не может.

Этой встречи АРБ добивалась с декабря 2007 года — банкиры предлагали обсудить действия правительства в случае повторения кризиса ликвидности, аналогичного ситуации осени 2007 года. В.А.Зубков, открывая "достаточно актуальное и своевременное" совещание, категорически отказался видеть даже признаки кризиса ликвидности. Он согласился обсуждать не предстоящий кризис, а только "обеспечение стабильности на долгосрочную перспективу". С его тезисом не согласился президент Сбербанка Г.О.Греф, который сообщил о том, что уже во втором квартале" банки могут столкнуться с проблемами, вызванными мировым финансовым кризисом: "Мы уже начинаем чувствовать проблему на международных финансовых рынках, которая выражается в увеличении стоимости привлечения". По его словам, уже к апрелю-маю 2008 года происходящее может привести к снижению денежного предложения и вследствие этого снижению темпов экономического роста. По его прогнозу в 2008 году темпы роста инвестиций не покажут и 20 % уровня 2007 года.

По итогам встречи никаких решений не объявлялось. По данным участников совещания, до появления каких-либо кризисных симптомов никакой господдержки банковская система не получит — по крайней мере проблемы дефицита краткосрочной ликвидности будут решаться силами Центробанка. Зато А.Л.Кудрин изменил своему оптимизму насчет "острова стабильности". По его словам, в случае острой ситуации на международном финансовом рынке "могут быть моменты, когда потребуются не только инструменты ЦБ, но и размещение бюджетных средств на депозитных счетах в коммерческих банках". Общая сумма этих средств, по его мнению, могла составить 1 трлн. рублей.